11 июня ушел из жизни член Союза художников России Владимир Рогов.

В Шахтах он был широко известен как художник, скульптор, реставратор, мастер литейного дела, автор статуэтки «Ника».

Владимир Рогов был одним из лидеров творческой общественности юга страны. Многие шахтинцы не раз бывали на творческих вечерах в «Арт-салоне Роговых». Корреспондент газеты «Шахтинские известия» пообщалась с Викторией Роговой. Она рассказала, как и чем она теперь живет, оставшись вдвоем с дочерью Лизой.

— Фамилия Роговых для многих неразрывно связана с «Арт-салоном Роговых». Продолжит ли он свое существование?

— Это даже не обсуждается. Но мне все же хочется его немного переименовать и назвать Студией искусств имени Владимира Рогова. Сейчас думаю над ее логотипом. Первоначально это был «Красный кот», которого Лиза в пять лет нарисовала так удачно. Вот просто на одном дыхании. Я видела этот момент. Она взяла кисть, почему-то красную краску и без отрыва вывела кота. Я храню эту картинку. Но сейчас думаю о том, может, какую-то Вовину скульптуру переработать в логотип? Пока не могу принять решение. Я даже общественность привлекаю — каждый высказывает свое мнение.

— Что бы Вы хотели изменить в уже сложившейся концепции Арт-салона?

— Изначально это были просто концерты. К нам приезжали поэты, музыканты, актеры из разных городов, и мы проводили творческие вечера. Года три назад я попробовала вести уроки творчества для детей. Моим  ученикам понравилось. Присоединиться захотели и взрослые. Полгода назад я приобрела гончарный круг. Мне хочется выделить отдельную зону для гончарной мастерской. Вообще, в будущем я хочу, чтобы это был такой очаг, место, куда будут стекаться люди из разных городов, возможно, даже с проживанием, благо место позволяет, и получать багаж знаний. Это будут обучающие курсы, состоящие из цикла уроков. Туда будут включаться живопись, лепка, скульптура, пленэр с выездом на Дон. Продолжая работу этого салона, хочу увековечить имя Вовы. Насколько мне Бог даст силы в этом направлении. Владимир Ильич заложил во мне такой фундамент крепкий, из которого мы должны прорастать.

Статуэтка «Арлекин» вырезана из дерева в 80-х годах.

— Какие ближайшие планы?

— Хочу оформить фасад дома — отлить из бетона все Вовины скульптуры в увеличенном размере. Мне хочется, чтобы это был такой храм искусства. Отчасти, это будет музей и обучающая зона. Думаю, что концерты и творческие вечера будем тоже продолжать. Сейчас я вырабатываю программу для детей, чтобы не просто вкладывать азы рисования, но и преподавать историю искусства Древней Греции. Чтобы они послушали и тут же на практике попробовали изготовить своими руками античный горшок, украсить его росписью тех времен. В наше время, к сожалению, чувствуется отсутствие знаний. Ко мне приходят ученицы, которые элементарных понятий, законов построения не знают. Хочется выращивать гениев.

— Когда планируете открыть эту студию?

— Она уже и так существует. Например, по субботам организованы мастер-классы по рисованию, когда каждый участник по окончании уходит со своей готовой работой домой. По воскресеньям провожу уроки. Они несут немного другую функциональную задачу. Здесь мы развиваем потенциал, элементарно учимся смешивать цвета, строить предметы. Это уже другая линия. Занятия по гончарному делу тоже включают в себя несколько различных направлений. Много всевозможных ответвлений, поэтому, можно сказать, уже идет процесс становления этой студии. Только время покажет, какие она примет обороты. Будем стараться. Но я чувствую, что получается. Спрос есть, и это нужно развивать. И потом… Вова ушел, а у меня такое чувство, что перед ним обязанности остались.

 — Нет ли у Вас ощущения, что он чего-то при жизни не доделал?

— Видимо, моя задача все-таки придать его имени еще больший вес. И это, думаю, возможно.

— Расскажите, как вы познакомились?

— Я пришла к нему как ученица. Мой папа был художником. Царствие ему небесное. Но я отца не знала, он нас оставил. И мама четырех девчонок воспитала одна. Для меня всегда творчество было каким-то притягательным, таинственным  миром. Узнав про такого человека, который может дать уроки, 13 лет назад пришла к Владимиру Ильичу. А он как раз готовился к персональной выставке в городе Новочеркасске в Доме Крылова. Я сразу включилась в этот процесс. Мы вместе придумывали баннер, название к каждой работе. Мне было все так интересно! А когда мы туда приехали, я увидела этот огромный круг художников, который там собрался. Меня просто затянуло в этот мир. А Владимира Ильича во мне зацепила одна вещь. Это я сейчас уже понимаю, исходя из своего опыта. Когда я к нему пришла, он мне дал краски, бумагу и попросил нарисовать все, что я захочу. Не знаю почему, но я выбрала черный цвет и попыталась изобразить зимний пейзаж. Эти пятна белой бумаги, как снег, и черные-
черные деревья. А ему так это понравилось! Через годы я узнала, что в учебных художественных заведениях черный цвет доверяют только тем, кто прошел определенную стадию обучения. Для новичков же его полностью исключают.

— А у Вас тогда уже было какое-то художественное образование?

— Нет, не было. Просто была тяга к этому неизведанному прекрасному. Постепенно научилась писать пейзажи. Потом мой наставник меня обучил литейному делу. Его дедушка — основатель завода «Шахтметалл». О нем весь город знает. Он был гениальным человеком. К нему приезжали за советом даже из Москвы, несмотря на то, что у него было всего несколько классов образования. Он такие вещи отливал из металла! И я по старинке, еще тем дедовским способом, отливаю скульптуры. Это исключительно ручная работа, где все зависит даже от настроения. Я как-то экспериментировала. Допустим, в полнолуние металл вообще не льется — идет брак и все. Это такое волшебство! В старину, вообще, литейщиков называли колдунами.

— По Вашей задумке в студии будет еще и музей. Он будет открыт всегда и для всех желающих?

— Поскольку мы с Лизой здесь живем, скорее всего, он будет работать в определенные часы и дни. Ведь, прежде всего, это дом художника. Хотя в этом есть и свой шарм. Все, кто приходит на мастер-классы сюда, ощущают домашний уют.

— На своей странице в социальной сети Вы написали: «В этом мире боль переплавляют в любовь. Если ты с Богом, у тебя все получится». Что Вы имели в виду?

— Каждому человеку дается крест. Мы не будем здесь, на земле, всегда купаться в роскоши, пить мед и радоваться жизни. Вопрос в том, как ты его несешь: достойно или нет? Я — православная. И верю в то, что ту дорогу, которая нам дана, нужно пройти. Боли много, много ударов в жизни, просто кому-то мощнее, кому-то слабее. Наша задача — все равно идти вперед и оставлять достойный след. Все в любовь перерабатывать.

Виктория Рогова и дочь Лиза в окружении скульптур Владимира Рогова.

— Раньше Вы проводили благотворительные мастер-классы для особенных детей. Планируете продолжать их?

— Мастер-классы обязательно останутся. Они будут идти в студии искусств отдельной линией. Я возобновила занятия после карантина, который был введен из-за пандемии. Почти месяц не видела своих деток. С теми, кто имеет особенные возможности здоровья, я принципиально занимаюсь бесплатно. Мне это интересно.  Уверена, что в преклонном возрасте я даже напишу книгу о том, как вырабатывать подход к таким детям и как в них раскрывать творческий потенциал. А ведь в каждом ребенке заложено что-то гениальное.

— Что бы Вы хотели сказать Вашим ученикам?

— Творчеством нужно заниматься обязательно. Мне иногда родители говорят: «О, нет. Мой ребенок спортсмен или математического склада ума. Он не умеет рисовать». А я считаю, что каждый человек рождается уже творцом. В каждом заложен творческий потенциал. Не обязательно быть художником, чтобы его реализовывать. Но если ты умеешь идти творческим путем, ты всегда добьешься хороших результатов. Если ты упадешь, то всегда поднимешься и будешь идти вперед. Медициной ты занимаешься или кандидат математических наук — везде должно быть творчество.

⇒ справка

Владимир Рогов родился 25 сентября 1953 года. Член Союза художников России. Скульптор. Широко известны его работы из дерева, камня, металла. Виртуозный мастер инсталляции и перфоманса. Постоянно проживал в городе Шахты.

Персональные выставки: «Валять короля», «По ту сторону этой стороны», «Век устал», «Непослушание», «Страсти горних», «В ожидании хозяина», «Неподдающееся», «Весь Шекспир», «Три горы, два капуцина», «Музыка не имеет тени», «Мертвые приходят с дождем», «Тон, который построил Джек», «Только дерево, — дерево и только» и другие. Участвовал в многочисленных городских, областных, зональных, республиканских выставках. Работы художника демонстрировались в США, Испании, Франции, Германии, Норвегии, Греции Чехии, Словакии и других странах.