Вы здесь
Афганский излом: шагнувшие первыми в пламя История в лицах 

Афганский излом: шагнувшие первыми в пламя

Поделиться в социальных сетях

25 декабря 1979 года началась Афганская война

В этот день по просьбе руководства республики Афганистан с целью оказания стране военной помощи для борьбы с антиправительственными силами был введен ограниченный контингент советских войск.

Македонское ущелье.

Идут годы. Вот уже минуло 40 лет с той поры, как началась Афганская война, в которой почти за десятилетие участвовало несколько сотен тысяч солдат и офицеров нашей армии. За 2238 дней и ночей более 15 тысяч погибших. Среди них и 13 шахтинцев. В данных по пропавшим без вести – 400 человек. Наши земляки Сергей Григорцевич и Сергей Чухлов тоже в этом скорбном списке. А сколько не вернувшихся домой и скончавшихся в госпиталях от полученных ран?  Все они исполнили свой воинский долг, проявляя мужество, отвагу и героизм.

Судьба водителя Бережного

Тревога прозвучала неожиданно. Боевая. «Неужели война?» - подумал Геннадий. Будучи призванным 9 мая 1979 года Шахтинским горвоенкоматом, он проходил срочную воинскую службу в Ашхабаде. 24 декабря того же года Бережной со своими товарищами прибыл в пограничный город Термез. По понтонному мосту они с ракетчиками 40-й армии переправились через реку Амударью. Продолжился ввод наших солдат в соседнюю страну. Официальной его датой считается 25 декабря 1979 года, когда ограниченный контингент Советских войск полностью вошел в Афганистан.

Военный водитель Геннадий Бережной.

О чем думал, пересекая границу,  шахтинский паренек Геннадий Бережной, крепко держащий руль своего автомобиля? Может, ему вспоминался его родной город, где он учился в  школе №26 в поселке имени Артема. Каким хорошим было это время! Активный комсомолец, баскетболист, увлеченный легкой атлетикой. Он в старших классах усердно занимался и в профцентре, досконально изучая устройство и вождение грузового автомобиля. Ему это нравилось. Геннадий и не предполагал, что профессия водителя станет его судьбой.

Окончив школу, стал работать в автоколонне №1422. Там ему вскоре доверили управление бортовой грузовой машиной
ЗИЛ-157. В письмах домой из армии он с радостью и с гордостью сообщил, что точно на таком автомобиле будет служить. Сколько же дорог ему пришлось исколесить в Туркмении и затем в  Афганистане. Из Баграма, где их часть занималась охраной аэродрома, военному водителю Геннадию Бережному не раз приходилось отправляться с колонной грузовиков в Союз и обратно. Дороги были нелегкими. Горы, как правило, не любят слабонервных. Каждый раз, преодолевая коварный перевал Саланг, нужно было быть не только опытным водителем. «Духи» неоднократно нападали на колонны. Военная смекалка и выдержка помогали ребятам. Но случались потери и при других обстоятельствах. 23 февраля 1980 года в середине тоннеля на перевале Саланг после ДТП образовалась пробка. 16 человек, задохнувшись, погибли. «Черный тюльпан» снова доставлял свой скорбный груз -  одетых в цинковые одежды молодых ребят - на Родину.

Геннадию Бережному повезло вернуться с войны живым и невредимым. И сразу же – за работу. 15 лет он трудился в своей родной автоколонне №1422, затем – в 6-й автобазе. А последние 17 лет работал в МУП «Промтранс-
снаб» поселка Каменоломни. Там ему доверили возить детей из окрестных деревень в школьном автобусе в поселок Алексеевка за Новошахтинском.

Вот так определила жизнь судьбу шахтинца Геннадия Васильевича Бережного.

Влюбленный в юность свою

Всегда, когда было грустно и одиноко, Алексей Алексеевич Овсянников открывал семейный альбом. Вот совсем детские фотографии. А это - его друзья. Уже полвека их дружбе. Молодыми и веселыми взглянули на своего друга Миша Филимонов, Гена Камынин и Игорь Скорский. Как-то в школе №27, находящейся в поселке имени Красина, решила неразлучная четверка организовать свой вокально-инструментальный ансамбль. Они толком-то и играть не умели, но желание - закон. Очень помог ребятам Владимир Осколкин, их музыкальный руководитель. И уже через три месяца - концерт в городском парке!

 

А еще была у всех мечта: быть десантниками. Пошли в горвоенкомат. Допризывников направили под Азов, где, изучив азы парашютизма, совершили они по три незабываемых прыжка с самолета.

Алексей Объедков в 1979 году в числе десантников 103-й дивизии попал в Афганистан.

Взлет. Посадка. И снова - взлет

В армию Алексей был призван первым из друзей и попал служить в Прибалтику, где под Каунасом окончил вскоре учебку на «отлично». Мечта быть десантником  осуществилась из ребят только у него. В дальнейшем он проходил службу в 103-й гвардейской орденов Кутузова и Невского парашютно-десантной дивизии. Был наводчиком-водителем недавно поступивших на вооружение БМД-1. Служба шла по расписанию, но ночью 10  декабря 1979 года подняли по тревоге всю дивизию. Почему-то добавочно выдали тельники и береты. Построили в колонну - и  на аэродром.

В Ан-26 помещалась только одна боевая машина и семь человек ее экипажа. Взлет. И вскоре - посадка. Немногим позже - снова взлет. И приземление. Двое суток жили в самолетах. Затем поселили их в Доме офицеров. Спали на полу, но не унывали, хотя и не понимали происходящего. Организовали конкурсы и свой КВН. И вот - снова на аэродром. 29 декабря после длительного перелета увидели под крылом самолета барханы и горы. Поняли: прилетели на юг страны. Дозаправились и снова в воздух. Полет  в неизвестность. Приземлились уже в Кабуле.

Двумя днями ранее, 27 декабря, при содействии советской армии была произведена спецоперация «Шторм-333»: штурм дворца Тадж-Бек и свержение руководителя Афганистана Хафизуллы Амина. Спецназовцы «Зенита» и «Грома» с десантниками 103-й воздушно-десантной дивизии, прибывшей сюда ранее, провели захват ряда важных учреждений Кабула.

Дорога на Саланг.

Бойцам, среди которых был и шахтинец Алексей Овсянников, поставили боевую задачу: блокировать дорогу, ведущую в столицу Афганистана с юго-запада. Страху натерпелись тогда с лихвой. Ночь. Стрельба. Пожары. Крики людей. Никто не учил их воевать - сразу в бой. Приходилось все схватывать на ходу, но с поставленной задачей справились.

Пули на елке

А ведь скоро Новый год. После короткого отдыха нарядили елочку. Ее, не зная, где будет Новогодье, потихоньку спрятали в самолете перед отправкой. На пахнущее детством деревце повесили пули  да еще немного конфет. Сели пить чай. Алексей смотрел на своих товарищей и не узнавал их. Вчерашние парни-весельчаки за одну ночь стали просто мужиками: они не только повзрослели, на лицах, потемневших от пережитого, появились первые морщины. Сидели в тишине. Каждый вспоминал родных и тех, кто дороже всех. Загадывали лишь одно желание: вернуться домой живыми.

Высокой чести удостоен

Овсянников, вздохнув, перевернул альбомный лист. Взглянул на фотографию, где он стоит у развернутого Красного знамени своей дивизии. Высокой чести быть сфотографированным возле него удостаивался не каждый. Вновь нахлынули воспоминания.

Гвардии рядовой Овсянников А.А. за успехи в боевой и политической подготовке награждается личной фотографической карточкой у развернутого Боевого знамени части. 1980 г.

В провинцию Кунар боеспособное подразделение 350-го парашютно-десантного полка было направленно с целью уничтожения учебной базы моджахедов. Те проходили обучение ведения боя с помощью современного оружия. Занятия проводили наемники из спецслужб западных стран. Операция планировалась высадкой нашего десанта со стороны гор. Овсянников с товарищами должен был атаковать в низине, где были «духи». Но мост оказался взорванным. Наши бойцы решили одолеть водную преграду вброд. Горные реки зачастую непредсказуемы и своенравны - две машины затонули. Пока наводили понтонную переправу, время неожиданного нападения было упущено. Переправившись, пошли сразу в бой. Силы оказались неравными. Но десантники никогда не сдаются. Под их напором «духи» отступили. Часть ушла в соседний Пакистан. У наших ребят были безвозвратные потери. Овсянников был ранен в кисть, но продолжал вести бой. Потом рана долго не заживала,  рука болела. Отправиться в госпиталь отказался: не смог оставить своих товарищей,  да и заменить его было просто некем.

Отдых в минуты затишья.

Запах Родины

В конце мая 1980 года - дембель. Как Алексей его ждал! На вертолете - в Кабул, затем - самолетом в Термез. Оттуда - в Витебск, где надо было получить свои документы. Не забыть, как возмужавшие, покрытые южным загаром ребята, выйдя из самолета, чуть не плакали, глядя на березки и ели. «Я чувствую запах Родины»,  - тихо произнес один из вернувшихся с войны. И они не могли надышаться им. А потом - домой! Но прошедшее затем время не залечило душевных ран.

Сколько друзей потеряно… Сердце до сих пор разрывается от воспоминаний.

Жизнь продолжается

На глаза Алексея Овсянникова набежали слезы. Как часто снятся бои, в которых погибли те, лица которых остались в памяти навсегда молодыми.

В комнате за его спиной послышались детские голоса. Вбежавшая четырехлетняя внучка Юленька, проворно взобравшись ему на колени и ткнув пальчиком в альбом, повернулась к нему. Ее брат, первоклассник Вадим, посмотрев на фотографию, с важностью пояснил: «Дедушка - почетный шахтер».

Да, вернувшись из Афганистана, Овсянников не стал искать работу полегче, пошел на шахту. Стал мастером-взрывником. Рискованно, но по-другому он не мог жить. У кавалера знаков «Шахтерская слава»  второй и третьей степени  за плечами уже сорок лет горняцкого стажа. Алексей Алексеевич, закрыв альбом, бережно положил его в шкаф. В комнату, улыбаясь, вошла дочка Светлана - мать ненаглядных внучат Овсянникова. Его лицо просветлело. Отгоняя тяжелые воспоминания и посмотрев на родных его сердцу людей, он тихо сказал: «А жизнь продолжается».

Одни из первых

400 шахтинцев за период с 1979  по 1989 год прошли нелегкими дорогами войны в мирное для нашей страны время. Среди них и житель поселка ХБК Алексей Объедков. 22 декабря 1979 года он в числе десантников 103-й дивизии попал в Афганистан. Вместе со спецназовцами участвовал в захвате важных учреждений Кабула. Судьба сохранила ему жизнь и вернула к матери и к двум старшим братьям, несмотря на то, что смерть ходила за ним по пятам.

Среди первых, прошедших свой боевой путь, были Игорь Косенко, Виктор Шторгин, Александр Бондюков, Владимир Волков, Сергей Иноземцев, Владимир Зайко. Их, как и многих других ветеранов боевых действий, можно всегда увидеть на парадах, посвященных празднованию Дня Победы в нашем городе.

Время нельзя остановить. Неумолимо оно движется вперед. Вот уже 40 лет прошло с момента начала Афганской войны. И минуло 30  с той поры, когда произошел вывод советских войск из Афганистана. Но боль потерь не затихает. Наша память не дает нам этого сделать. Незыблемым остается наше уважение к воинам-интернационалистам. По-прежнему убеленным сединой  «афганцам» снятся скалистые горы, пустыни и ущелья - те места, где прошла их юность. А молодые лица друзей, не вернувшихся оттуда, в памяти остались живыми навсегда.

В строю ветераны боевых действий г.Шахты.

По данным Министерства обороны России, с 25 декабря 1979 года по 15 февраля 1989 года на территории Афганистана прошли военную службу 620 тысяч советских военнослужащих. Из них 525 200  (в том числе  62 900 офицеров) служили в составе 40-й армии, 90 000  - в пограничных и иных подразделениях КГБ СССР, 5000 представляли Министерство внутренних дел  СССР. На должностях гражданского персонала в войсках находились около 21 000 человек.

Н. Кравцова, мать воина-интернационалиста. Фото из архива автора

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться в социальных сетях

Похожие записи

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о