Суета, волнение, царящие вокруг, отходят на задний план. Обведенные и раскрашенные отпечатки маленьких ладошек, много сердец, улыбки, слова благодарности и волонтер в образе супермена, спешащий на помощь.

 Право на детство

Организовала выставку рисунков Ольга Кондаурова, так же, как и остальные, приехавшая в конце февраля из ЛНР. Она – педагог по образованию. Всю жизнь работает с детьми.  Заглянув в одну из комнат ПВР, где самой временно пришлось поселиться, увидела на столе плакат со словами благодарности  волонтерам и сотрудникам пункта. Так родилась идея организовать целую выставку таких рисунков.

— Люди очень хотели сказать «спасибо» тем, кто их принял и помог в трудную минуту, но просто не знали, как это сделать. Ведь очень важно встретить в такой момент людей, которые возьмут тебя под свое крыло, окружат заботой, дадут перевести дух и привести мысли в порядок, — отмечает она.

Сейчас у Ольги новая задумка – создать дерево с листиками – бумажными детскими ладошками. Улыбаясь, говорит, что у ребят столько энергии, что стоило только предложить идею, и они уже занялись реализацией.

Рисунки со словами благодарности от детей Донбасса размещены на первом этаже ПВР.

Ведь дети должны оставаться детьми, и у каждого из них есть право на детство.

— Мы уехали, а некоторые там остались. Дети пишут моей дочке: «Нам страшно». Я читала и плакала. «Летит самолет очень низко. Мы боимся, все гудит, шумит», — рассказала она.

Ольга признается, что организация выставки и общение с ребятами отвлекает ее от грустных и мрачных мыслей, вселяя надежду на светлое будущее.

«Надеюсь вернуться домой»

 Ольга с семьей решила покинуть родной город в Луганской области. Никто не хотел прощаться с размеренной жизнью. Но понимание, что подвал в зимнее время не спасет, взяло вверх. Их с наспех собранными вещами земляки довезли до таможенной границы в Новошахтинске, а оттуда с двумя дочками и двухмесячной внучкой, несколькими сумками уже пешком добрались до палатки, установленной МЧС России.

Автобусами прибывающих беженцев отправляли на станцию, где формировали составы в Тульскую, Кировскую области. Понимая, что малышке такой длинный путь будет очень тяжел, Ольга все же надеялась где-то найти жилье поближе, чтобы в скором времени вернуться в родной город. Снять квартиру так быстро не получилось. Повезло, что старшую дочь с малышкой приютили новошахтинцы. Какой-то сердобольный мужчина, обративший внимание на растерянную женщину с ребенком на таможне, довез их до пункта временного размещения в Новошахтинске. Спустя пару дней, когда стало известно о том, что беженцев отправляют дальше, в Тулу, Ольге помогли переехать в пункт, размещенный в Шахтах.

— Здесь нас окружили заботой и вниманием. Сразу разместили, накормили, волонтеры сумки подняли, — рассказала собеседница.

Ольга все же надеется в ближайшее время вернуться домой. 

— Все хотят стабильности и развития. Донбасс всегда славился своими производством, предприятиями, шахтами. У нас трудолюбивый народ, работяги, которые вкалывали все время. Как бы тебя хорошо не принимали, все понимают, что дом есть дом, — сказала она.

Второе испытание

— У нас люди только начали улыбаться. Мы уже понемногу стали отходить после 2014 года. И тут новое испытание, — вздыхает жительница ЛНР.

Ольга рассказывает, что сейчас в ее городе спокойно, «с неба ничего не сыпется»:

— В 2014 году городу, конечно, сильно, досталось. Разбитая школа-лицей, которая не подлежит восстановлению. Так и стоит сгоревшее здание. Пробоины в стенах завода. Тогда нам тоже пришлось уехать из города. Моему младшему ребенку всего лишь 10 лет. И ей на своем веку пришлось два раза пережить военные испытания. Первый раз мы бежали, когда ей было три года.

Несколько лет семья жила в Подмосковье. Снимали жилье, работали. Старшая дочь пошла там учиться. Несмотря на то, что не было документов, ее приняли в колледж.

— Было очень трудно тогда. У нас ведь не было российских паспортов, — вспоминает Ольга. – Старшая окончила учебу, тут и младшей пришла пора идти в первый класс. И мы решили вернуться домой. Вроде тихо, спокойно. И многие стали постепенно возвращаться.

Ее пожилые родители тогда не уехали из города. Вернувшись, Ольга как-то заметила, что у мамы нет кольца на пальце.

— Не знаю, что я за него вспомнила, просто поинтересовалась, где оно. Мама мне сразу не ответила, а только голову наклонила вниз. А после призналась, что пришлось обменять его на хлеб. Я удивилась: «Как?». А она сказала: «Вот так, как в войну». Люди тогда выживали, как могли. Готовить еду им приходилось на костре, в огороде, поскольку ни света, ни газа не было. Стояло лето. Поэтому люди и выжили. Соседи собирались вместе и несли все, что у кого было.

А когда приехали первые конвои с гуманитарной помощью, все плакали.

P.S. Напротив ПВР, через дорогу, находится Покровский кафедральный собор. Перезвон колоколов разносится далеко за его пределы. Ольга признается, что захотелось войти внутрь. С дочерью долго сидели на скамейке. А потом поставили свечи за мир во всем мире.