Ему исполнилось 86 лет, а он продолжает тренировать шахтинских штангистов.

— Виктор Калистратович, расскажите как начинался Ваш путь в спорте?

— Заниматься тяжелой атлетикой я начал, когда учился в Рижском мореходном училище. Помню свои первые соревнования. Это был чемпионат Латвии среди молодежи. Я занял третье место в своей весовой категории с результатом 217,5 кг в сумме троеборья. Кстати, грамоту с тех соревнований храню до сих пор.

— Кто был Ваш первый тренер? Давайте вспомним о нем.

— Моего первого тренера звали Александр Арсеньевич Кочнев. Он был заведующим кафедрой тяжелой атлетики института физкультуры. Я попросился тренироваться у них в секции и прозанимался там четыре года, пока учился в училище. Это он привил мне любовь к тяжелой атлетике, я благодарен ему всю свою последующую жизнь. Как-то, после примерно полугода моих занятий, он подошел ко мне и сказал: «Не знаю, Виктор, будешь ли ты большим спортсменом, а вот хорошим тренером можешь стать». Я тогда обиделся на него. «Каким тренером? — говорю. — Я чемпионом хочу стать!» В 1980 году я, будучи уже заслуженным тренером СССР, был у него в гостях (он тогда жил в Ульяновске). Я спросил у него: «Почему Вы тогда так сказали?» На что он ответил: «Это было видно сразу. Ведь ты, сам толком ничего еще не понимающий в тяжелой атлетике, учил моих третьекурсников как поднимать штангу. Видимо, учить людей у тебя заложено в генах». Он дал мне очень много особенно в техническом плане и сам был очень техничным. В 42 года он стал чемпионом Латвии.

Виктор Дорохин со своим первым тренером Александром Кочневым.

— Что было после окончания училища?

— С 1955 года я был на флоте семь лет. Меня направили в Мурманское государственное арктическое морское пароходство. Первый пароход назывался «Зоя Космодемьянская». Назначали механиком, но я из упорства решил пройти все профессии снизу. Начинал кочегаром, был машинистом, а уходил из флота четвертым помощником механика. Были у меня на судне гири — одна 32 кг и две по 24 кг. Было дело, даже участвовал в первенстве Северного флота. Занял второе место, выжав 32-килограммовую гирю 36 раз при собственном весе 60 кг.

В море Виктор не бросил занятий по подъему тяжестей.

Через год пароход на 40 суток стал в Риге на текущий ремонт, и я зашел к тренеру в гости. Александр Арсеньевич подарил мне штангу, так я в свободное время занимался прямо на палубе. После отпуска, вернувшись в Мурманск, я попал уже на другой, более тяжелый, пароход «Адам Мицкевич». Мы перевозили пшеницу из Калининграда в Швецию. Потом, уже на ледоколе «Ермак» довелось трижды проходить Северным морским путем от Мурманска до мыса Дежнева.

— Когда Вы сами стали тренером? Кто Вас подтолкнул к этому?

— Так сложилась судьба, что в 1962 году я приехал в Шахты, буквально ткнув пальцем на карте. Устроился на шахту «Аютинская-13» и начал тренироваться во Дворце спорта у Рудольфа Плюкфельдера. Он и сам еще тренировался, готовился к Олимпиаде в Токио 1964 года. Позже я стал работать инструктором по спорту на «Аютинской-13», вел секцию в общежитии. Как-то Рудольф Владимирович предложил мне начать работать тренером. Я испугался поначалу, но он пообещал помогать. В 1964 году Плюкфельдер выиграл Олимпиаду и посоветовал вместе с ним поступить в институт физкультуры (ГЦОЛИФК). В Ростове-на-Дону был учебно-консультационный пункт, там была приемная комиссия, там проходили и сессии. Я хорошо подготовился и успешно сдал вступительные экзамены, Плюкфельдера зачислили без экзаменов. Мы проучились 4 года. На время сессий снимали комнатку около мединститута, спали на раскладушках. Помню, платили хозяйке по рублю за ночь. Хочу сказать, что Плюкфельдер, несмотря на свои титулы, не пропустил ни одной сессии, ни одной лекции на сессиях, относился к учебе очень ответственно. Старался не отставать и я.

Команда тяжелоатлетов ДСО «Труд» г.Шахты. 1968 год. В верхнем ряду по центру Рудольф Плюкфельдер.

Я благодарен Плюкфельдеру за то, что, когда я уже работал тренером, он никогда не делал мне замечаний, указаний. Наверное он понимал, что я на правильном пути. Как-то он сказал, что поражается, откуда в таком маленьком человеке столько энергии. Я, оглядываясь назад, и сам порой удивляюсь. Приходил в зал к восьми утра, а уходил в полдесятого вечера. Тренировочные планы писал для 20 (!) человек.

В. Дорохин пишет тренировочные планы для своих учеников.

Сто человек тренировалось во Дворце спорта, а зал-то был один — в соседнем тренировались боксеры. Бывало, что и Ригерт по 40 минут ждал, когда освободится тренировочное место. По пять человек занимались на помосте. Многие тогда хотели заниматься тяжелой атлетикой. Я брал всего двоих из десяти желающих. Остальные не подходили по моим требованиям.

Рудольфу Владимировичу Плюкфельдеру 6 сентября исполнилось 94 года. Я созваниваюсь с ним периодически, как правило, 9 мая. Он до сих пор занимается со штангой — великий спортсмен, великий тренер. Благодарен судьбе за то, что она свела меня с ним.

— Виктор Калистратович, что заставляет Вас до сих пор трудиться на благо шахтинской и российской тяжелой атлетики в столь почтенном возрасте?

— Отвечу просто — я люблю свою работу. Зал для меня как цех здоровья. Я прихожу во Дворец спорта и отдаю свою энергию своим ученикам, а от них получаю еще большую взамен. Вот этот круговорот энергии и дает мне возможность работать в этом возрасте. И на покой я пока не собираюсь!

Беседовал Сергей Титарев

Фильм о Рудольфе Плюкфельдере: