В каждой школе есть свой герой, и в школьных музеях бережно хранится его история. В честь кого получили имена учебные учреждения города? Об этом рассказывают педагоги и ученики школ на страницах «Шахтинских известий» в рамках проекта «Имя школы», реализуемого вместе с департаментом образования.

На фронт ушел в свой день рождения

Именем Бориса Галушкина назван лицей № 26.

Борис Лаврентьевич Галушкин родился в городе Шахты в 1919 году, здесь вырос и пошел в школу.

В его честь названа одна из улиц нашего города, его имя носит наш  лицей №26. Земляком считают его в г. Грозном, где он окончил среднюю школу, которая впоследствии также была названа его именем.

Своим героем считают Бориса Галушкина в Москве. В 1937 году он поступил учиться в Высшую школу тренеров на отделение бокса. Его жена в своем письме писала, что Борис мечтал поступить в Летную школу, но не прошел из-за плохого зрения.

В 1939 г. Борис Лаврентьевич с отличием окончил Высшую школу тренеров  и решил продолжить учебу, перейдя на третий курс основного факультета института физической культуры в Москве. «Борис был очень заметным студентом, его многие знали. Отличался от других активностью в студенческих делах, был общителен, вежлив, дружелюбен, много читал, кроме бокса занимался легкой атлетикой, ходил на лыжах и даже был капитаном футбольной команды института», — писали друзья Бориса Галушкина.

На мемориальной доске в институте физкультуры, где навечно вписаны имена студентов и преподавателей этого учебного заведения, ставших героями, первой стоит фамилия Галушкина. В Москве проводятся ежегодные соревнования по боксу среди юношей, а также легкоатлетический кросс в День Победы, посвященные памяти Б.Л.Галушкина. Его именем названа одна из улиц в столице. И, конечно, память Бориса Галушкина чтят в Белоруссии, где он воевал и погиб.

В деревне Маковье установлен памятник партизанам, павшим в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами. В Минске, в Музее истории Великой Отечественной войны, хранится немало документов, рассказывающих о боевых действиях лейтенанта Галушкина и отряда «Помощь», который он возглавлял.

В боях за Отечество

Весть о войне застала четверокурсников Московского института физкультуры под Ленинградом. «В мае 1941 года студенты института выехали под Истру для проведения учебно-спортивного сбора и подготовки Всесоюзного физкультурного парада. 21 июня наш четвертый  курс сдал последний экзамен, и теперь предстояло готовиться к сдаче государственных экзаменов. Но 22 июня началась война. К 26 июня все студенты института возвратились в Москву — началась наша перестройка», — из письма Людмилы Александровны, жены Бориса Галушкина.

Студенты 3 курса, 1940 г. Справа — Борис Галушкин.

Борис Галушкин добровольцем ушел 29 июня, в день своего рождения, и после небольшой подготовки в г. Солнечногорске выехал на Ленинградский фронт. «Первое боевое крещение получил в ночь на 20 июля в нашем наступлении.  Это была ночь острых ощущений. Под град пуль и залпы орудийных выстрелов мы продвигались вперед. Наше подразделение московских комсомольцев было на самом ответственном участке фронта. Каждый день нас стараются выбить бомбежкой раз по пять, по шесть… но мы пока просто счастливые. Но насчет отступления хоть шаг назад, никто об этом не думает. Решили, если умирать, то с музыкой. Но умереть, Люсик, легче всего, трудно остаться живым», — писал Борис Лаврентьевич в своем первом письме с войны. В октябре 1941 года Борис Лаврентьевич вернулся с Ленинградского фронта, так как был освобожден из действующей армии по ранению и тяжелой болезни. После лечения добился возвращения в действующую армию.

В свою часть он вернулся как нельзя более кстати — там решали, кого послать во главе группы бойцов, чтобы устроить засаду группе эсесовцев, получившей приказ тайно просочиться в наши тылы. Сто двадцать пять гитлеровцев с минометами и ручными пулеметами шли ночами по болотам, намереваясь ударить внезапно и наверняка.

Целую ночь, стоя по пояс в жидкой болотной топи, горстка бойцов под командованием Галушкина ожидала врага. И дождалась. Фашисты напоролись на заминированный ею участок. Остальное довершили автоматные очереди. Эсесовская рота, вся до последнего человека, полегла в болотной хляби.

За эту операцию Бориса Галушкина наградили орденом Красного Знамени. Но испытания не прошли для него бесследно. Его свалило воспаление легких. Затем последовал диагноз: туберкулез. Бориса уволили из армии как инвалида. Помогли товарищи, друзья по институту — уговорили командование принять Галушкина в отдельную мотострелковую бригаду особого назначения, где служили сами.

С группой командира Михаила Бажанова в качестве его заместителя уходил Борис Галушкин в свой первый рейд по тылам врага. Панический ужас наводили на фашистов «белые призраки», как называли они бажановцев. Партизаны появлялись в самых неожиданных местах, взрывали эшелоны на железной дороге Орша-Смоленск, склады с боеприпасами и продовольствием. А затем группе комсомольцев приказали доставить через линию фронта тяжело раненного товарища. Командиром группы был назначен младший лейтенант Галушкин. Сто тридцать километров по бездорожью, топями, болотами, лесами прошла группа. Идти приходилось по ночам, чтобы не напороться на немецкие патрули.  Раненого несли на носилках, затем на плечах, по очереди. Несколько раз, столкнувшись с немцами, держали бой. Когда закончилось продовольствие, на шестой день шествия, зашли в деревню, где чудом удалось спастись от предателей и избежать столкновения с вооруженным конным отрядом немцев. Пришлось долго скрываться от преследователей. Только на девятнадцатый день удалось прорваться через линию фронта к своим.

На счету группы Галушкина много подвигов. Однажды он должен был перевести через линию фронта захваченного партизанами офицера отдела связи немецких военно-воздушных сил Курта Варнера, знавшего о плане фашистского наступления на Орловско-Курской дуге.

В феврале 1944 года фашистская мотопехота с танками с трех сторон охватила партизанский отряд. Галушкин с бойцами бросился на выручку. В тумане мелькнули силуэты танков. Борис выступил вперед и дал по ним очередь из автомата. Гитлеровцы решили, что нарвались на засаду, остановились, повели огонь. Этой заминки хватило, чтобы отряд прорвался.

Много подвигов совершил московский студент Борис Галушкин. Погиб он 15 июня 1944 года, командуя штурмовой группой при прорыве вражеского окружения у деревни Маковье Беголичского района Минской области.

Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.


Материал из архива историко-краеведческого музея лицея  № 26 предоставлен руководителем музея Л. Садовой.