В начале недели стало известно о том, что под руководством вице-премьера Правительства России В. Абрамченко обсуждается внесение изменений в законодательство для создания дополнительных стимулов для промпредприятий по проведению природоохранных мероприятий. В протоколе по итогам совещания в правительстве говорится о необходимости создания механизмов по финансированию ликвидации вреда окружающей среде, когда собственники признаны банкротами или неизвестны. Сейчас в российском законодательстве есть лазейка, которая позволяет бросать предприятия без ликвидации вреда. Необходимо создать прозрачное правовое регулирование, которое будет предусматривать ответственность собственников, финансовые механизмы для ликвидации вреда, административные меры.

 — Особо остро строит вопрос о том, кто и за чей счёт должен проводить рекультивацию породных отвалов, иные мероприятия в случае ликвидации организаций, нанесших вред природе. Чаще всего такие проблемы возникают в моногородах, где закрываются горные предприятия, где и без экологии — целый букет барьеров для социально-экономического развития.В большинстве случаев, к сожалению, решение экологических проблем ложится на дефицитные местные бюджеты моногородов, при том, что налог на добычу полезных ископаемых – федеральный, — отметил заместитель председателя комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению Общественной палаты Российской Федерации Леонид Шафиров.

В ОПРФ еще в 2016, 2017 годах предлагали законодателям создать специальный фонд для ликвидации последствий негативного воздействия на природу результатами деятельности обанкротившихся недропользователей.Тогда инициативу поддержала председатель Совета Федерации Валентина Ивановна Матвеенко.

К сожалению, проблема до настоящего времени не решена.

Сейчас, когда ситуация обострилась и дискуссия оживилась, на реализации данной инициативы члены ОПРФ настаивают.

В перечне мер, обсуждаемых в Правительстве страны – запрет на выплату дивидендов акционерам обществ, не ликвидировавших вред окружающей среде.

— Что касается ограничения на выплату дивидендов компаниями – нарушителями природоохранного законодательства, то считаю этой крайней мерой, применение которой до исчерпания иных способов воздействия на нарушителя может негативно повлиять на инвестиционную привлекательность российских недропользователей. И если говорим о том, что недобросовестный недропользователь может без труда ликвидироваться, то дивиденды некому уже платить, — отметил Шафиров.

По его мнению, законотворчество и правоприменение должны больше сконцентрироваться на профилактике правонарушений, в том числе – нарушений природоохранного законодательства, чем на ограничениях для инвесторов в официально работающие предприятия, привлекающие акционерный капитал.