В День российской печати о профессии журналиста рассказал наш коллега, сделавший первые шаги  в профессию в «Шахтинских известиях», а сейчас  старший редактор Дирекции спецпроектов АО «Первый канал» Денис Зинченко.

— Денис, что для тебя журналистика?

— Для меня журналистика — не профессия, это образ жизни. Утром, пока чистишь зубы, а затем пьешь кофе, быстро мониторишь новости в информагентствах, на кухне вещает «Коммерсант.фм», а в руках свежая газета. Нужно все время быть в курсе информационной картины прошедшей ночи и наступившего, в других часовых поясах, дня. Рабочий день в Останкино начинается со звонков, писем зрителей, обсуждения с коллегами новостей, выездов на места событий. И вот что я люблю в журналистике больше всего — это 100 процентная антирутина, ты никогда точно не знаешь, как проведешь вечер и где, потому что в любую минуту может случиться все что угодно. Журналистика для меня — это возможность видеть жизнь с разных граней: утром я могу общаться с матерью,  убившей своего ребенка, днем звонить политикам и просить комментарий по делу отравления Скрипалей в Британии, а вечером снимать праздничный эфир с народным артистом Василием Лановым. В какой-то момент этот драйв становится зависимостью и ты уже не представляешь себе жизни без ночных съемок, героев, новостей.

— Какие воспоминания у тебя остались от работы в газете?

— «Шахтинские известия» — это стартовая платформа в моей профессии, место, где меня воспитали с нуля, где я проходил работу над ошибками, где набивал «первые шишки» в журналистике. Я пришел в редакцию в 2009 году, будучи студентом психологического факультета. Три года взлетов и падений пролетели незаметно: каждый день выезды на места событий, так как я был ведущим криминальных хроник, то ежедневно ходил в МВД изучать сводки происшествий, ездил в суд, прокуратуру, СИЗО. В общем, учился работать с информацией, не осуждать героев публикаций и безоценочно общаться с ними. Задача журналиста — не показывать свое мнение, а представлять событие максимально объективно с разных сторон. И сегодня, работая старшим редактором программы «Пусть говорят» на 1 канале, этот опыт бесценен, тот профессиональный фундамент, который заложили в «Шахтинских известиях», позволяет и в текущей ситуации продуктивно взаимодействовать с источниками информации.

— Самое яркое впечатление от работы в «Шахтинских известиях».

— Трудно выбрать, архивы памяти предъявляют разные картинки — одна ярче другой. В 2010 году в нашем городе пропала 17-летняя студентка Инна Назарова, вскоре ее изуродованное обожженное тело обнаружили в лесу, на опознание пришла мать, она не узнала свою дочь. Женщина заявила: «Я отказываюсь хоронить чужого ребенка» и обратилась ко мне за помощью. Жестокое избиение годовалого малыша Кости Юрова, мальчику сделали несколько трепанаций черепа, крошку бил головой о камни отчим, потому что он мешал ему ловить рыбу… Вспоминаю исповедь 29-летней шахтинки, которая рассказывала, как убивала тяжелобольную мать по ее же просьбе. Поездка в хоспис и общение с одинокими и неизлечимо больными людьми, и те снимки, которые мы с фотографом сделали там, те истории, которые я услышал, навсегда останутся в моей памяти. Каждая из этих частных историй затрагивает разные пласты социально значимых тем. И как можно ответить, какая из тем больше запомнилась? Каждый герой оставил свой след не только на бумаге, но и в моей душе.