В тот день я зашла в небольшое швейное ателье, чтобы подшить новое платье.  Услышав мою фамилию при оформлении заказа, портная мгновенно отреагировала: «Ой, а я вас знаю! Вы известная поэтесса». Ну, думаю, видно, и правда известная, раз даже незнакомые люди знают обо мне. Познакомились, я пригласила ее заглядывать ко мне в Инстаграм. И не успела  прийти домой, как Татьяна просмотрела и «лайкнула» несколько моих постов. Естественно, я нанесла встречный визит и была поражена увиденным. Но об этом потом. Не раздумывая я подписалась на нее. И не только подписалась, но и захотела продолжить знакомство вживую. Так «совершенно случайно» я встретила неординарного человека,    наделенного многими талантами.

Детство, юность, таланты, любовь

Татьяна Чурсина, в девичестве Заритовская, родилась в Шахтах. Мама Нина Ивановна в основном поднимала дочь сама. Работала в разных местах, но дольше всего на ХБК. И всегда подрабатывала шитьем на дому. Так что   стрекот машинки, разноцветные ткани и лоскутки, заказчицы, крутящиеся перед зеркалом, знакомы Татьяне с самого детства.

Всю жизнь она с благодарностью вспоминает свою учительницу литературы Галину Юрьевну. Литература была Таниным любимым предметом, а сочинения — лучшими в школе. А потом пришла новая «русистка». От нее так и веяло холодком высокомерия, хотелось вжаться в стул. Отношения лучшей ученицы и учителя не сложились, литература перестала быть любимым предметом.

В десятом классе Таня влюбилась в своего будущего мужа и, как это бывает с влюбленными, начала писать стихи. Много стихов. Однажды они ее очень выручили. На экзамене по литературе директор разрешила как альтернативный вариант вместо темы написать стихи. Татьяна читала экзаменаторам свою «Балладу о любви». Все заслушались, у директора слезы были где-то рядом, классный руководитель всхлипывала вслух, а новая «русистка» сказала: «Не верю! За два года моей работы с классом Заритовская литературных способностей не проявляла».  

Ученики 9-10 классов ходили в те годы на занятия в профцентр. Таня, конечно, выбрала изостудию. Состав группы был настолько случайным и незаинтересованным в росте, что ей легко было стать в ней «великим художником». Так и говорил способной ученице преподаватель Борис Ульянович Акользин, заслуженный работник культуры РСФСР. Иногда учитель просил Таню нарисовать его.  В конце занятий все толпились возле рисунка, восхищались: «Как похоже, а вы поставите ей пять?». Учитель шутил:  «Хватит и четверки ей, могла бы и покрасивее изобразить меня».Хвалил только наедине. Говорил, что есть потенциал и что он может составить протекцию в Московский полиграфический институт.

Маму эта перспектива не обрадовала. Но признав, что рисует дочка хорошо, она сама решила поучаствовать в ее судьбе и сумела договориться, чтобы ту взяли художником на ХБК.

Подружка предложила поступать на художника-модельера в ШТИБО. Но увидев, какие работы студентов вывешены в аудиториях и коридорах института, Таня просто испугалась их профессионализма — у нее так не получится. Она уже собиралась выйти на работу «по маминой протекции», но вмешался случай. Таня заболела детской инфекцией, время было упущено…

А еще с самого детства Таня умела шить. Мама же всегда шила, а дочка крутилась рядом, заглядывала через плечо, схватывала на лету. Уже с 6 — 7 класса шила себе, подружкам, иногда маминым клиенткам (те, конечно, не догадывались). А в девятом классе опоздала на контрольную по химии, потому что шила себе эксклюзивный фартук. Опоздала, зато в класс вошла как королева –  в новом фартуке!

Профессия на всю жизнь

«Наверное, я буду хорошей портной», — решила Таня и пошла учиться в профессиональное училище при обувной фабрике… на закройщика верха обуви. Надеялась, что кто-нибудь «отсеется» и она перейдет «на портную». Но что-то не срослось, так и до-
училась.

Потом работала,  вышла замуж, воспитывала детей и шила на дому.  Постигала профессию на практике. Умение шить-кроить и купленная мамой в подарок машинка помогли молодой растущей семье пережить тяжелые девяностые. У мужа с работой не ладилось, и нередко заработанные шитьем Танины деньги были единственным доходом семьи.

Дети росли, росло и профессиональное мастерство модистки. Цепкая зрительная память и отличное воображение позволяли ей делать выкройки сразу на ткани, без лекал.

Она уже мечтала о собственной мастерской и шла к своей цели. В марте 2009 года эта мечта сбылась. Татьяна открыла небольшое ателье и назвала его «Мария» в честь доченьки. Сначала пригласила одну приятельницу, затем у нее постоянно работали по два-три человека. Это всегда были свои, надежные люди, в порядочности и мастерстве которых она не сомневалась. Ателье просуществовало 6 лет.

Татьяна очень трепетно относится к своей профессии, гордится своим мастерством.  Ее возмущает, когда люди считают, что портной и швея – одно и то же. «Это как сравнивать хирурга и медсестру! Оба в медицине. Но знания, умения, статус – разные», — рассуждает о своей профессии Т.Чурсина. — Швея, даже высокого разряда, всегда только исполнитель. Хороший же портной – и закройщик, и модельер, и исполнитель, и психолог.

В Инстаграм Татьяны Чурсиной только черно-белые фото.

Тата строчит

Время шло, дети выросли, разъехались. Впереди замаячила перспектива пенсии, и Татьяна задумалась. Очень не хотелось проводить свои лучшие годы, сидя на лавочке среди бабуль. Лучшие годы – это не ирония и не моя описка. Татьяна вполне серьезно называет период пенсии, по крайней мере его первые лет 10, лучшими годами. Ведь у пожилого человека огромный жизненный и профессиональный опыт, еще вполне приличное здоровье, а к ним добавляется еще и масса свободного времени, которым он может распоряжаться по своему усмотрению. Помните, нас в школе учили, что главным богатством человека является именно свободное время.

И тут будущая пенсионерка «вспомнила», что когда-то писала стихи и лучшие в школе сочинения, а еще хорошо рисовала. Решила попробовать, не дожидаясь пенсии. Начала писать небольшие рассказы в Инстаграм о своей жизни. Даже ник придумала универсальный — «tata.strochit». Строчит — шьет и строчит — пишет! Пишет без бумаги, сразу в телефонном блокноте, «на коленке», как сама говорит.

Помните, в самом начале я обмолвилась, что меня поразили ее посты? Пора сказать — чем. Самое первое впечатление от ее блога — это море интересных черно-белых фотографий. Открываю наугад первую попавшуюся, а там — стихи. Да какие! Чувственные, динамичные, образные. Листаю вразброс, и везде — то стихи, то коротенькие рассказы, которые хочется читать. И вот, наконец, мне попадается пост, в котором Таня сообщает подписчикам, что из печати вышла ее первая книга. Вот это поворот! Портная – писатель?!

А дело было так. Коротенькие рассказы в Инстаграм заинтересовали читателей, число подписчиков стало расти. Кто-то из них посоветовал собрать рассказы в книгу. Кто-то предложил добавить хештег «пишукнигу». И после этого на Татьяну вышел молодой издатель из Краснодара. В августе 2020 года он сделал предложение, от которого невозможно было отказаться — издать книгу!  Среди подписчиков нашелся и спонсор. И вот в ноябре Татьяна уже получила тираж своей первой книги «Недошитая любовь».

Это история молодой женщины — литературный автопортрет в интерьере юности, первого замужества, становления в профессии. Язык легкий, почти разговорный, написано искренне, без жеманства и замалчивания «неудобных» деталей. Я прочла ее на одном дыхании.

Сейчас в работе вторая книга — «Святая с ремнем». А в планах — сборник стихов. Изображение птиц. Выполнение интересных заказов по основной профессии, когда можно «крутить колесо» швейной машинки не только ради хлеба насущного, а в удовольствие, создавая красивые наряды красивым (в первую очередь душой!) людям. Возможность уделять больше внимания семье.

Ближайшие годы обещают быть действительно лучшими! Выход на пенсию не пугает потерянностью, а радует перспективами и творческими планами.

Зоя Заяц, фото из личного архива Татьяны Чурсиной и с ее страницы в Инстаграм