И. П. Теплинский — скромный человек и не любит свое личное выставлять напоказ,  но в год 75-летия Великой Победы дал эксклюзивное интервью газете «Шахтинские известия»  и рассказал о своем военном детстве.

Когда фашисты вероломно напали на  нашу страну, маленькому Ване было всего пять лет.

— Иван Петрович, что Вы помните о своем военном детстве? Что врезалось в память?

— Это очень страшные годы для детей, которых война лишила детства. Детская память уникальна тем, что в ней четко отразились все события, связанные с  Великой    Отечественной войной. И эти воспоминая навсегда остались в голове. Например, мне хорошо запомнился майский весенний дождливый день 1941 года, когда моего отца Петра Ивановича Теплинского  призвали в Красную Армию. Кто же думал, что до войны остались считанные дни? Тем не менее призывников обучали  строевой подготовке. Я, пятилетний мальчишка, воображая себя солдатом, тоже маршировал вслед за ними. Для меня этот «парад» закончился тем, что я в грязи потерял единственные калоши. Ох и досталось мне за это от мамы! Сколько мы ни искали эти калоши, так и не нашли.

Семья Теплинских до войны.

Но самое страшное нас ожидало впереди. Мама, воспользовавшись отсутствием боевых действий в конце 1941 года, решила отвезти меня  в Воронежскую область к своему старшему брату, который в самом начале войны был ранен и стал инвалидом. Тем самым она хотела спасти меня от голодной смерти. Но по пути мы чуть не погибли. Поезд, в котором мы отправились к родственнику, попал под чудовищную бомбежку на станции Лихая. Летящие авиабомбы издавали душераздирающие звуки. Повсюду рвались снаряды, грузовые и пассажирские составы шли под откос, переворачивались и горели. Были разрушены многие станционные постройки. Повсюду паника, крики, стоны раненых, смерть. Мама, укрыв меня собою, прижалась к стене одного из вокзальных зданий, которая, к счастью, уцелела. После налета пришлось идти пешком в сторону Воронежской области. Страх, пережитый при бомбежке, скоро дал о себе знать. От нервного потрясения я начал заикаться и заикался вплоть до восьмого класса. Хорошо, что товарищи все понимали и не заостряли на этом внимания.

Отец вернулся с фронта в августе 1945 года. Он участвовал в боях за освобождение Ростова-на-Дону от фашистских захватчиков  в ноябре 1941 года и в феврале 1943 года. С 1943 года воевал в составе 4 Гвардейского отдельного истребительного противотанкового дивизиона четвертого казачьего корпуса второго Украинского фронта. Принимал участие в боях за освобождение  Чехословакии и Венгрии. Последнюю награду — медаль «За боевые заслуги» — получил 16 апреля 1945 года.

— Вам, как умудренному опытом человеку, есть о чем вспомнить и  рассказать. Вы начинали работать  еще в советское время, продолжаете трудиться и теперь. Какие самые интересные годы жизни Вы чаще всего вспоминаете?

—  Самые интересные — это годы преподавания в институте. Этой работе я посвятил около 20 лет жизни, начиная с 60 лет.  Когда я пришел на преподавательскую работу, мои коллеги уверяли, что здесь  сложно. Поработали бы они в органах исполнительной власти (горисполком, райисполком)! Порой давались «сверху» такие задания, что казались невыполнимыми, я бы сказал — из области фантастики. Например, нашему городу поручили изготовить 50 передвижных водоотливных установок. А чтобы сделать такие машины, надо построить чуть ли не новый завод. У нас в те годы действовали только ремонтно-механические мастерские по ремонту шахтного оборудования (двигателей, комплексов, комбайнов), машиностроительный завод выпускал струги. Как осуществить такой заказ? Надо заметить, что в то время ни Интернета, ни мобильников не было, но все же нам удалось узнать, что единственный в стране завод (в бытность СССР), выпускающий такие установки, находился в Херсоне. Только чтобы раздобыть хотя бы техническую документацию на эти водоотливные установки, пришлось обить немало порогов и инстанций.  Письма за подписью председателя Обкома партии и командировки, договоренности и общение с руководителями, но задание через несколько месяцев было выполнено.

И.П. Теплинский в Сочи с артистом Михаилом Пуговкиным.

Конечно, у всех, кто жил в  СССР, остались разнополярные воспоминания. У меня, например, в памяти о советском времени осталась четырехкомнатная квартира, которую мне бесплатно предоставили от работы. В ней я до сих пор живу.

— Иван Петрович, Вы всегда такой подтянутый, стройный, в хорошей спортивной форме. Как Вам это удается? Занимаетесь ли физкультурой?

— Чтобы семье как-то свести концы с концами, я постоянно помогал родителям. С  пятого класса  ходил на прополку, а поле огромное — конца не видно. В результате к осени зарабатывал себе на штаны и  белую сорочку, чтобы приличнее выглядеть в школе. От дяди, который погиб в войну в Севастополе,  осталась морская форма, которую мама несколько раз перешивала. Я старался беречь одежду и всегда был опрятным. Подрабатывал на поливке помидоров и огурцов в совхозе. Зато, когда овощи поспевали, самые спелые прямо с грядки попадали мне в рот.

У нас была корова. А чтобы ее прокормить, необходимо на зиму заготовить тонн пять сена. Эта обязанность тоже была на мне. Для того чтобы  накосить сена,  я нанимался в бригаду пенсионеров-шахтеров, которые  занимались заготовкой. В итоге мне выдавали пай —  10% от заработанного. Как сейчас помню, это такая тяжелая работа была! Приходилось трудиться наравне со взрослыми. В первый день на руках появлялись водяные мозоли, которые лопались. Потом руки становились шершавыми. Такие  тяжести поднимал, что, казалось, вот-вот пупок развяжется: валки на лафет грузил, скирдовал вилами. Кроме того, после окончания школы помогал отцу строить дом: возил на тачке камень из карьера, месил глину, строгал  доски…  Целых три года, работая на кирпичном заводе, я занимался стройкой.  Зато наш  каменный дом стоит до сих пор (это в Соколовке).

Несмотря на то, что в детстве переболел ревматизмом и сердце время от времени покалывало, я никогда не жаловался, брался за любую тяжелую  физическую работу. Будучи студентом горного техникума, практику проходил на шахте в бригаде навалоотбойщиков. Представьте, что с моим ростом 1,8 м,  трудясь под землей с высотой пласта 0,8 м, нужно было выработать за смену девять тонн угля. Тут уже не до спорта. Хотя с 35 до 50 лет перед работой  по утрам немного разминался, подтягивался и играл в футбол.

Так что, скорее не спорт, на него не оставалось времени, а  труд сделал  меня таким подтянутым и стройным. Я бы хотел посоветовать в назидание молодежи  не бояться  тяжелой работы. Физический труд никому еще не был противопоказан.

— О чем мечтали в детстве, кем хотели стать?

— Поскольку мой родной дядя служил на Черноморском флоте — на крейсере «Червона Украина» в Севастополе, то, конечно же, я в детстве мечтал стать моряком, хотя моря никогда не видел.  Когда перед войной  мой родственник — высокий, здоровый красавец в морской форме, приезжал на побывку и носил меня на руках (а мне уже было около пяти лет), я млел от счастья. Мне хотелось поскорее вырасти и стать таким же, как он. Но моей мечте  не суждено было осуществиться. В 14 лет я серьезно заболел и попал в больницу. Врач почтенных лет, который меня лечил, сказал:

— Ну что, дорогой, не быть тебе моряком. У тебя давление нестабильное, сбои в сердце.

И действительно, комиссию я не прошел и в армию меня не взяли.  Мечта о флоте окончательно развеялась, когда добирался пароходом из Константиновки в Ростов. И тут-то я увидел, что парень моего возраста подметает и драит шваброй палубу. Для меня это было крахом мечты.

— Уж лучше шахтером, чем моряком, — сказал я себе и окончательно разочаровался в этой профессии.

— У Вас диплом горного инженера. Почему Вы выбрали шахтерскую профессию?

У меня и отец, и старший брат шахтерами были.  Сначала я окончил горный техникум с отличием. А раньше, если техникум окончил с одними пятерками, в институт без экзаменов принимали. Но когда пришло время поступать в институт, льготу отменили и мне пришлось сдавать все вступительные экзамены. Я успешно поступил и учился на вечернем отделении в Шахтинском филиале НПИ, продолжая трудиться. У нас в группе из 25 студентов 24 работали на шахте. Шесть лет проучился. И по окончании института мой руководитель посоветовал мне продолжить обучение в аспирантуре, но моя вторая половина не одобрила такой вариант.

Шахтерская семейная династия продолжилась. Теперь и мой сын, и невестка тоже по профессии горные инженеры.

—  Что Вы пожелаете молодому поколению?

— Обязательно надо помнить и чтить память тех, кто сложил свои головы ради жизни на земле. Ценить и уважать то героическое поколение, которому досталось поднимать из руин и восстанавливать разрушенное хозяйство. Радоваться жизни, хорошо учиться, заниматься спортом и обязательно трудиться и уважать труд окружающих тебя людей.

Кем бы ты ни был, какую бы работу ни выполнял, какую бы должность ни занимал, в каждый труд надо вкладывать свою душу.

— Иван Петрович, как Вы воспитывали своего сына?

— Секретов у меня нет.  Воспитывать надо так, чтобы  ребенок брал пример с отца.  Когда сын окончил школу, а учился он на «отлично», классный руководитель дал ему такую характеристику: самый ласковый и воспитанный  мальчик из класса. Действительно, за все годы в школе я не слышал, чтобы он обижал девочек, учителя не жаловались.

Я сам не музыкант, но очень хотелось сыну привить любовь к музыке — уговорил ребенка учиться игре на аккордеоне. Он как окончил музыкальную школу, так сразу и забросил музыкальный инструмент.

Когда пришла пора определяться с профессией, мы подумали  на семейном совете и решили так: врачей у нас в семье нет, музыкантов тоже. А в то время  шахтерская профессия у нас в городе была  самой почетной и престижной, да и жили они тогда лучше всех — пусть учится на горного инженера. Все-таки семейные традиции играют большую роль в выборе профессии.

После окончания политехнического института сын пошел работать не начальником, а простым слесарем. Почему? Потому что хороший руководитель должен знать производство с азов. Зато позже мне люди, которые трудились под его руководством, говорили: «Какой у Вас сын хороший, грамотный специалист, никогда не повышает голос на подчиненного и не ругается матом».

Внук окончил ЮРГУЭС, сейчас он живет и работает в Москве в отделе комплектации  в одной из французских фирм. Внучка окончила архитектурно-строительный. Сейчас временно занимаюсь воспитанием правнука, который перешел в пятый класс. Приятно, что доверяют.

А недавно мне сын все-таки признался, что снова учится игре на аккордеоне.

Основные вехи биографии И.П. Теплинского

И.П.Теплинский родился в 1936 году в Кантемировском районе Воронежской области. С 1937 года проживает в Ростовской области. Окончил школу в Новошахтинске, затем с отличием — горный техникум. В 1961 году поступил на вечернее отделение Новочеркасского политехнического института. Работал в ШахтНИУИ и в Гипроуглемаше, внедряя новую горную технику на донских шахтах.

С 1969 по 1984 год работал на партийной работе, дойдя до заведующего промышленно-транспортным отделом горкома партии. С 1984 по 1992 год работал заместителем председателя Горисполкома. Избирался народным депутатом разных созывов.

С 1992 по 1998 год был заместителем главы администрации города Шахты и председателем Комитета по управлению имуществом.

С 1998 года преподавал в ИСОиП, филиале ДГТУ, в городе Шахты несколько дисциплин, в том числе «Теорию и механизмы государственного управления», «Управленческую экономику», «Муниципальное управление», «Управление недвижимостью», а также «Споры и конфликты на государственной и муниципальной службе».

Член Общественной палаты г.Шахты 2014-2016 гг., заместитель председателя Общественной палаты.

Иван Петрович дважды награжден медалями «За трудовое отличие», что приравнивается к медали «За отвагу», удостоен звания «Ветеран труда»,  за многолетнюю активную, плодотворную работу на благо и процветание родного города, неоценимый вклад в становление и укрепление органов местного самоуправления и развитие гражданского общества отмечен Благодарственными письмами городской думы и администрации города Шахты.

Иван Петрович сейчас занимает активную гражданскую позицию, участвует в решении актуальных вопросов, имеющих большое значение для развития города.