В спецпроекте «Шахты – город героев» продолжаем рассказывать о шахтинцах, удостоенных высшего звания Герой Советского Союза. Спецпроект приурочен ко Дню города.

Фёдор Васильевич Прокофьев родился 12 (25) мая 1915 года в крестьянской семье в хуторе Аул, который располагался на территории современного Родионово-Несветайского района Ростовской области.

Получил неполное среднее образование. В 1931 году поступил в школу горнопромышленного ученичества, которую окончил в 1933 году. После этого работал помощником машиниста, а затем машинистом врубовой машины на шахте имени Ленина в Новошахтинске.

Службу в Красной Армии начал в мае 1937 года, попав в танковые войска Северо-Кавказского военного округа. В ноябре 1939 года началась Советско-финская война, и военную часть, в которой Прокофьев служил механиком-водителем, направляют в Финляндию. В январе 1940 года три танка Красной Армии вели разведку боем в районе города Нисалахти на Карельском перешейке и вклинились в оборону врага. Машины двигались вдоль берега Финского залива. По ним вела прицельный обстрел вражеская артиллерия. Один из снарядов угодил в танк младшего командира Прокофьева, пробив броню и повредив мотор.

Подбитый он заглох на нейтральной полосе. Семь дней отважный танкист вёл бой с противником. Когда его доставили в госпиталь, врачи насчитали на теле героя 11 ран. Ступни ног были обморожены и их пришлось ампутировать.

 Об этом сражении Федор Прокофьев оставил нам свои воспоминая под названием «В осажденном танке», опубликованные в 1965 году. Послушаем рассказ героя. «…Мы пошли по льду в метрах 40-60 от берега, углубляясь в расположение врага с целью выявления новых огневых точек.

Вначале белофинны молчали, удивленные отчаянной смелостью советских танкистов, потом открыли сильный огонь по машинам. Этим временем наши товарищи начали наносить на карту огневые точки врага. Наконец, танк командира роты повернул назад. Остальные машины сделали то же. В это мгновение страшный грохот оглушил меня, огонь ослепил.

Несколько минут спустя я пришел в себя. Осколком мне разорвало челюсть, кровавым лоскутом повисла кожа на лбу. Густая и липкая кровь заливала лицо, одежду. Превозмогая боль, я нажал на стартер. Машина не заводится. Попробовал рычаги — заклинены… «Конец!» — промелькнуло в сознании. Потом второй удар снаряда. Я почувствовал острую боль в спине и потерял сознание. А когда очнулся, то увидел, что машина внутри горит.

Собрался с силами и потянулся к нижнему люку. Но напрасно скользили по металлу окровавленные пальцы, люк не открывался. Тогда, сделав над собой нечеловеческое усилие, я выкарабкался к верхнему люку и, обливаясь кровью, с обожженным лицом и руками, вывалился на снег.

Открыл слипшиеся от крови глаза и увидел командира машины и башенного стрелка.

— Живы? — спросил.

— А ты как? — послышалось в ответ.

— Ничего, — говорю.

— Давайте, друзья, держаться до последнего, живыми не сдаваться.

Не успел закончить я фразу, как услышал команду командира танка Кудрина:

— За мной! Командир рванулся под танк, за ним — Андрей Сербин — стрелок. Кудрина сразила автоматная очередь вражеской «кукушки». Он неестественно вздрогнул, вытянулся и хотел что-то сказать:

— Федя, я… И умер. А «кукушка» второй очередью прошила спину Сербина. Но он был еще жив.

Я вытащил пистолет и стал ожидать появления белофиннов. Сгустились сумерки. Я решил перейти в танк и по мерю своих сил продолжать обороняться. Напрягая силы, опираясь на здоровую ногу и волоча за собой простреленную, вталкиваю Сербина в танк и вползаю сам туда.

Наступила первая ночь в подбитом танке. Перевязал раны Сербина и свои, уложил товарища. Жду. А в голове кружатся мысли о родном хуторе, о шахте, о близких и знакомых. То мутится, то проясняется сознание.

И вдруг слышу чьи-то шаги. Посмотрел в щель — два белофинна. Прицелился, выстрелил. Один упал. Еще выстрел — упал второй…

А был уже рассвет. Андрей все время в бессознательном состоянии повторяет: «Пить», «Пить»! Пришлось вылезть из танка, хотя это стоило мне, быть может, жизни. Кинжалом продолбил лед, достал воды в баночку.

 — Андрюша, пей!

Сербин выпил.

— Давай закурим. Андрюша, слышишь, закурим. Сербин медленно открыл глаза и чуть слышно произнес:

— Давай. — И снова начал бредить.

Ночью опять подошли к машине финны. Но и на этот раз я отбил их.

Что же дальше? Решил использовать случайно уцелевшую ракетницу и дать сигнал своим, может, увидят.

Выстрелил из ракетницы. В небе золотым дождем рассыпались разноцветные звезды. И в тот же миг по танку ударили из пулемета разрывными пулями. Раскаленные осколки вонзились в лицо, в руку. Ничего не видит правый глаз. Снова мутится сознание.

Пришел в себя от глухого стука. Это Сербин в бреду открыл передний люк. Его шаг был роковым. По люку открыли огонь снайперы и на этот раз смертельно ранили Андрея.

— Прощай… — простонал он и умолк навсегда. Осторожно закрыл я люк. И также осторожно посмотрел в щель. Увидел идущую вражескую колонну.

«Заходят в тыл нашим, гады» — мелькнуло в голове. А руки уже потянулись к пулемету. Всем телом нажал на гашетку. Длинная очередь. Потом еще и еще.

В колонне финнов замешательство и паника. Немногим из них удалось скрыться.

В ответ по танку ударили из минометов. Рассеял и вторую колонну, которая приближалась.

…На исходе седьмые сутки. По танку бьют из минометов. Наутро слышу сильную канонаду. А к обеду все стихло. Удивила меня эта наступившая тишина, насторожила. Гляжу, приближается к танку человек. И радость какая! Вижу своего красноармейца.

— Подходи ближе, товарищ! А он в недоумении остановился.

— Помоги же!

Красноармеец подошел, помог выйти мне из танка. Вскоре я был в объятиях своих товарищей. В этот день закончилась война».

21 марта 1940 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом отвагу и геройство» младшему командиру Прокофьеву Фёдору Васильевичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 159).

В мае 1941 года герой из госпиталя вернулся в Новошахтинск, где городской комитет КПСС доверил ему работу в военном отделе. Когда началась Великая Отечественная война, он руководил в городе мобилизацией, формировал истребительные отряды.

С июля 1941-го по 1975-й год находился на партийной и хозяйственной работе. С 1945-го по 1951-й годы занимал должность секретаря Ворошиловского райкома, а с 1954-го по 1958-й годы Ленинского райкома КПСС города Шахты.

В 1954 году окончил Высшую партийную школу. Был начальником отдела руководящих кадров комбината «Ростовшахтострой». C мая 1975-го года герой Советско-финской войны был на заслуженном отдыхе.

Федор Васильевич Прокофьев ушел из жизни 18 января 1994-го года в Шахтах, его похоронили на центральном кладбище города.

 В честь Героя Советского Союза и своего выпускника Федора Прокофьева в 1995 году на территории Новошахтинского техникума промышленных технологий была установлена памятная стела.