Продолжаем рассказы о шахтинцах – Героях Советского Союза в спецпроекте, приуроченном ко Дню города.

Юрий Хрисанфович Косенко родился в 1922 году в поселке Чистяково Донецкой области – ныне город Торез. Позднее семья переехала в Шахты. В нашем городе Юрий Косенко окончил среднюю школу № 1. Учился в Шахтинском аэроклубе.

В 1940 году попал в Военно-Морской Флот, окончил Ейское военно-морское авиационное училище. В боях Великой Отечественной войны начал принимать участие сразу по окончании училища в 1942 году.

Юрий Косенко начал службу в звании сержанта в 73-м пикирующем бомбардировочном авиационном полку ВВС Краснознамённого Балтийского флота на знаменитом пикирующем бомбардировщике Пе-2 разработки уроженца Дона, авиаконструктора Владимира Петлякова.

Выпускнику шахтинского аэроклуба, недавно прибывшему на ленинградский фронт, едва исполнилось девятнадцать, писал в одном из очерков книги «Твои герои, Ленинград» военный журналист Абрам Буров.

Штурман Евгений Кабанов, хотя был чуть постарше, боевой закалки тоже не имел. А вышло так, что один из первых же вылетов потребовал от них и большого мастерства, и большого мужества.

Группа наших пикировщиков бомбила военно-морскую базу противника. Прямым попаданием зенитного снаряда на самолете Косенко и Кабанова разбило левый мотор. Летчик и штурман переглянулись. Поняли друг друга без слов: надо во что бы то ни стало выполнить боевую задачу. Самолет с развороченным левым мотором продолжал идти к цели. Юрий Косенко изо всех сил старался удержать бомбардировщик на боевом курсе. Это было очень тяжело. Двухмоторный самолет может идти прямо, когда работают оба двигателя. А когда машину тянет один мотор, самолет не только теряет половину мощности, но и становится похожим на заводную игрушку, которая все время стремится идти по кругу. Надо все время гасить это движение.

Освободившись от бомб, самолет облегченно качнулся. Летчик и штурман тоже почувствовали облегчение. Хотя зенитный снаряд угодил прямо в мотор, им все-таки удалось отбомбиться вместе со всей группой самолетов. Удар получился точным: на причалах бушевал огонь, грузно оседал тонущий транспорт.

В небе появились четыре вражеских истребителя. Подбитый бомбардировщик не смог держаться в общем строю. Его и атаковали немцы.

Отстреливались не только штурман и стрелок-радист, — даже летчик, с трудом управлявший машиной, успевал отвечать на атаки пулеметным огнем.

Евгений Кабанов сбил истребитель. Но остальные не отвязывались. Пулеметные очереди градом хлестали по самолету. И вдруг Косенко почувствовал, что уже не нужно удерживать машину от разворота влево: загорелся правый мотор.

Положение стало безвыходным. Бросить самолет? Бросить машину, которую совсем недавно торжественно вручили комсомольскому экипажу? Вышли из строя моторы? Их можно потом заменить. Важно долететь до аэродрома. Но это невозможно…

Прыгать? Тогда уже определенно машина погибнет. Да и у экипажа мало шансов на спасение: внизу вода, вверху самолеты противника. Комсомольцы решили лететь дальше, используя оставшийся запас скорости. Лететь, пока машина сможет держаться в воздухе… Поблизости есть наш остров. Штурман дал кратчайший курс. Летчик, понемногу снижаясь, с трудом сохранял скорость, необходимую для того, чтобы бомбардировщик не сорвался вниз.

Вот уже виден остров. Надо подойти как можно ближе и сесть на воду. Не плюхнуться, а сесть, спасти самолет. Так Юрий Косенко и сделал. На острове поняли все. Увидев, что подбитый бомбардировщик совершает необычную посадку, моряки тут же отчалили от берега. Люди и машина были спасены.

Вот каким было боевое крещение комсомольского экипажа.

После этого летчику Косенко и штурману Кабанову пришлось участвовать во многих боях. Они бомбили дальнобойные батареи, обстреливавшие Ленинград, топили вражеские корабли, наносили удары по железнодорожным узлам и эшелонам.

14 января 1943 года во время прорыва блокады они помогли пехотинцам выбить немцев из здания 8-й ГЭС, превращенного в мощный узел сопротивления. 19 марта Косенко и Кабанов участвовали в разгроме штаба фашистской дивизии.

К середине мая 1944 года замкомандира эскадрильи, гвардии старший лейтенант Юрий Косенко произвёл более 90 боевых вылетов на бомбардировку военных объектов, живой силы и вражеской техники на подступах к Ленинграду. Наносил удары по артиллерийским батареям фашистов, обстреливавшим город, топил корабли и транспорты противника в открытом море и вражеских портах, в том числе в Финляндии. На его боевом счету было около десятка потопленных вражеских кораблей, два взорванных железнодорожных моста, несколько уничтоженных дальнобойных батарей, сотни убитых вражеских солдат и офицеров.

Но дожить до Победы и получения высшей награды Юрию Косенко было не суждено. Он погиб 17 мая 1944 года в воздушном бою при нанесении бомбового удара по кораблям противника в финской военно-морской базе Хамина. Похоронен в братской могиле в деревне Шепелево Ломоносовского района Ленинградской области.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство гвардии лейтенанту Косенко Юрию Хрисанфовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина и двумя Красного Знамени.

Именем героя в Шахтах назван городской Дом пионеров и школьников, — ныне Городской Дом детского творчества. Бюст Юрия Хрисанфовича Косенко установлен на Аллее Героев в городе Шахты, здесь же установлена стела, где увековечено его имя.