Судьба одной из наших горожанок мне особенно запомнилась.

Наследство от бабушки

В старинном зеркале, расположенном наклонно высоко на стене, отражалась фигурка девушки. Та, поворачиваясь то влево, то вправо, придирчиво осматривала творение своих рук.

— Платье сидит на тебе, Танюшка, как влитое, — промолвила стоящая рядом женщина. Любуясь дочкой, добавила:

 — Умение хорошо шить и готовить передалось тебе, видно, по наследству от бабушки. Жаль только, что живет она далеко, в другом городе.

Вдруг в распахнутом настежь окне появилась вихрастая голова соседского парня. Поздоровался, но на приглашение войти в дом ответил отказом, сказав, что спешит на работу. И ушел. А Таня заметила на подоконнике небольшой сверток. Развернув его, радостно воскликнула: — Мои любимые кофейные подушечки!

Продавщицы в магазинах, ловко скручивая из тетрадных листков кулечки, насыпали туда карамельки, подушечки, ириски. Их часто брали идущие с работы горожане. Говоря своим детям, что это подарок от зайчика, доставляли тем радость и хорошие воспоминания о детстве. Вот и Леонид нередко незаметно оставлял конфеты на окне нравившейся ему девчонки.

— Из него выйдет для тебя, дочка, хороший муж, — произнесла мать, провожая взглядом парня. Татьяна фыркнула:

— Кто, Ленька? Да он и ростом ниже меня и вдобавок – рыжий! А вот мой школьный друг Виктор — красивый и высокий. Вернется из армии, и мы поженимся!

Леонид нередко незаметно оставлял конфеты на окне нравившейся ему девчонки. Рисунок Е. Бересневой.

Мать покачала головой, сказав, что ее ухажер, похоже, из таких, которые поматросят да бросят.

— Остерегайся его, дочка. Татьяна хотела возразить, но не успела. В комнату вбежали ее подружки. Вскоре веселая троица, шурша накрахмаленными нижними юбками, была уже на улице.

Парк КиО, «Бурда» и Бродвей

Солнце летнего дня клонилось к западу. Болтая о разном, недавние школьницы подошли к городскому парку культуры и отдыха. Вспомнили одноклассников. Одни продолжили учиться, другие стали работать, среди них была и Татьяна. Отец ее трагически погиб, братишка еще школьник, мать трудилась на двух работах — надо было помогать семье.

— Смотри, вон на той девушке супермодная ярко-желтая юбка-бочонок! — подружка дернула Таню за руку.

Кинотеатр «Октябрь». 1959 год.

— А я недавно в «Бурде» видела этот фасон, — промолвила вторая подруга. Заметив недоверчивые взгляды, пояснила, что иностранный журнал мод, который трудно было увидеть в то время, принесла в педучилище одна из ее сокурсниц.

— А ты, Танюшка, из ситчика и штапеля создаешь всегда такие красивые платья. И как это у тебя получается?

Татьяна ответила, что в отрывных настенных календарях есть выкройки. Вот по ним и шить научилась.

Парк КиО. 1959 год.

 Рядом с этими девушками шли такие же, как они, молодые люди. На Бродвее (так называли в конце 60-х годов эти аллеи в парке) — знакомились, встречали друзей, влюблялись. Играл духовой оркестр. Рядом на скамейках не было свободных мест. Горожане приходили сюда целыми семьями.

Кинотеатр «Комсомолец» в парке. 1959 год.

— А пойдемте на лодочках покатаемся, — предложила одна из подруг Татьяны. Возле качелей, каруселей и тира было также многолюдно и весело. Вечер выходного дня продолжался.

Измена

Последующая трудовая неделя проходила как обычно. В швейном цехе, расположенном на улице Шевченко близ центрального рынка, шили в основном спецовки для горняков нашего города. Таня быстро освоилась с процессом работы. В один из дней, возвращаясь домой, она встретила товарища Виктора. Спросила, не случилось ли что с его другом, от которого ей перестали приходить письма?

 — А их и не будет. Витек женился на местной девушке, — эти слова прозвучали для Тани, как гром среди ясного неба.

А время шло своим ходом. Все ее подруги и знакомые уже обзавелись семьями. На предложение Леонида стать его женой, она вдруг ответила согласием, хотя и не любила того. Вдвоем пошли они в ЗАГС, расписались и стали жить. Вскоре один за другим родились мальчишки.

Неожиданная встреча

Однажды к Татьяне пришла ее знакомая по школе. Поговорили о том, о сем. Та уже уходить собралась, да задержалась и сказала, что Виктор вернулся в город, причем один. Она многозначительно взглянула на растерянное лицо Тани и ушла.

Вечером муж обратил внимание на задумчивое состояние жены, но не стал допекать ее расспросами. Захочет – расскажет сама. На следующий день Татьяна после работы шла в детский сад. Стал накрапывать мелкий дождик. Ей нравилась пасмурная погода. При ней хорошо мечталось. Вдруг ее окликнули. Она обернулась на знакомый голос. Перед ней стоял Виктор. Рядом находилось кафе ресторанного типа. Он предложил зайти туда.

Вскоре на столик, за которым они сидели, принесли его заказ: графинчик с водкой и нехитрую закуску. На предложение выпить за встречу, Татьяна ответила отказом. Виктор быстро выпил рюмку водки и тут же налил еще. Молодая женщина смотрела на своего школьного друга и не узнавала его. От пышной шевелюры темных волос не было следа – голова коротко острижена. Некогда красивое лицо — небритое и какое-то помятое. Во всем облике было что-то отталкивающее. «А ведь он мне когда-то очень нравился» — подумала Таня. Узнав, что у нее есть муж, парень спросил, знает ли он его. Она утвердительно кивнула головой, сказав, что это Леонид. Виктор стал насмехаться над ее выбором. Татьяна встала и, попрощавшись, вышла из кафе.

Дождь на улице закончился. Выглянуло солнце. Глубоко вдохнув свежий воздух, Таня вдруг ощутила, что пустота в душе, томившая ее с того времени, когда она узнала о предательстве Виктора, пропала. Молодая женщина улыбнулась и легкой походкой пошла по знакомой улице.

Рыжики

Вернувшись домой и приготовив ужин, она уложила детей спать. Те, набегавшись за день, быстро уснули. Внешне похожие друг на друга, они уже отличались характерами. Даже спали по-разному. Младший лежал на кровати, свернувшись калачиком и натянув одеяло до подбородка. А его старший брат, как отец, спал всегда на спине, раскинув руки. «Рыжики вы мои» — улыбнулась Татьяна, глядя на их головы с волосами цвета меди. Вспомнился приснившийся накануне сон. Будто она, поставив на печь сковородку, собирается жарить картошку. Оглянувшись, увидела за столом не двух, а трех ребятишек.

Аромат цветов степных

Солнце скрылось за горизонтом. Летний день угасал. Татьяна занималась рукоделием, сидя у раскрытого окна и поджидая мужа. Тот появился внезапно. Женщина подняла голову. Леонид с улыбкой протянул ей букет цветов и незаметно положил на окно бумажный пакетик со сладостями. Таня, перегнувшись через подоконник, поцеловала мужа в щеку. Тот смущенно произнес, что толком не умылся после дальнего рейса и быстро направился к рукомойнику, висящему на заборе. Женщина обвела взглядом свой небольшой дворик. Возле качелей находилась машина, сделанная руками Леонида. В ее кузове всегда был чистый песок – в нем с удовольствием играли их мальчишки.

«Да, права оказалась мама, сказав ей когда-то, что из Лени выйдет для нее хороший муж», — с благодарностью подумала она о матери, которую недавно лишила жизни тяжелая болезнь.

Вздохнув, молодая женщина, пройдя через выходящую окнами на улицу комнату, и слегка улыбнувшись своему отражению в старинном зеркале, оказалась на кухне. Ужин длился дольше обычного. Она слушала рассказ мужа о красоте Донского края, о том, где он сегодня был. Посмотрев на открытое и доброе лицо Леонида, Татьяна вдруг призналась себе, что любит его! Смутившись, опустила голову. Теплая ладонь мужа коснулась ее руки. В комнате стоял волнующий запах полевых цветов. На окне, как и прежде, лежали конфеты.

У Татьяны и Леонида, впрочем как и у многих других людей, в любви было не все так просто. Но жизнь улыбнулась им, подарив большое и светлое чувство.

А через девять месяцев у них родится дочка. Количество «рыжиков» в этой шахтинской семье прибавится.

Н. Кравцова