Рота под командованием Мысина отбила три атаки превосходящих сил противника. В ходе второй атаки, когда противник вплотную приблизился к нашим боевым порядкам и начал забрасывать гранатами, командир не растерялся и повел за собой красноармейцев со словами «Гвардейцы не отступают, смерть немецким оккупантам!».

Очередная страница летописи спецпроекта «Шахты – город героев», рассказывающего о подвигах наших земляков на полях сражений в годы войны. Проект приурочен к предстоящему Дню города.

Александр Павлович Мысин родился 20 июня 1920 года в Шахтах в семье рабочего.
До войны Александр окончил городской педагогический техникум, ныне Шахтинский педагогический колледж. Работал в Шахтах заместителем директора школы.

В Красную Армию призван в 1939 году Шахтинским военкоматом. В 1941 году окончил Сталинградское военно-политическое училище.
На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Боевой путь Мысина связан с 241-м гвардейским стрелковым полком 75-й гвардейской Краснознамённой стрелковой дивизии 60-й армии генерала Черняховского.

Особой строкой стало участие в Черниговско-Припятской наступательной операции на Украине. В ней 60-й армии поначалу отводилось вспомогательная роль на вспомогательном направлении. Но внезапный прорыв, совершенный осенью 1943 года войсками командарма Черняховского, там, где враг не ждал нашего крупного наступления, сокрушил оборону немцев.

 Войска 60-й армии, окрыленные победами, 19 сентября форсировали Десну и одними из первых вышли к Днепру севернее Киева. За двадцать пять дней они преодолели с боями около трехсот километров.
Фашисты взорвали днепровские мосты, а подступы к переправам заминировали. Соединения армии вышли к реке, не имея табельных переправочных средств. Большая часть их еще была занята на Десне, где переправлялись армейские тылы.

Армии Ивана Черняховского предстояло форсировать Днепр. Такие крупные водные преграды обычно преодолеваются с планомерной подготовкой. Требовалось подтянуть понтонно-мостовые парки и обеспечить одновременную переправу пехоты, танков и артиллерии.
Но в этом случае противнику предоставлялось время для подготовки более мощной обороны и переброски оперативных резервов, а наши войска лишились бы важного фактора внезапности, что значительно увеличило бы наши потери. Форсирование без планомерной подготовки — с ходу — лишало врага многих преимуществ. Но оно было для Красной Армии довольно рискованным. Противник мог сбросить обратно в Днепр наши малочисленные передовые отряды.

Командарм Черняховский понимал, что исход операции и судьба вверенных ему войск во многом зависели от того, какое он примет решение.
И он отдал предпочтение более смелому плану — форсировать Днепр с ходу, силами передовых отрядов. Быстро были сколочены плоты, с помощью партизан и местного населения, ранее припрятанные лодки также были подготовлены для переправы. Передовые части 60-й армии, не ожидая подхода подкреплений и переправочных средств, на рассвете 24 сентября, когда над рекой еще лежал туман, на плотах и рыбачьих лодках двинулись к правому берегу Днепра в районе села Дымер.
Солдаты сердцем чувствовали заботу своего командарма, они знали, что по его приказу артиллерия и авиация всегда придут им на помощь.
Рота под командованием заместителя командира полка Александра Мысина в числе первых форсировала Днепр и отразила 3 атаки противника, обеспечив переправу основных сил полка.

С мужеством и подъемом части 75-ой дивизии форсируют реку. Переправа была трудной: вода кипела от разрывов вражеских снарядов. Но, преодолевая смертельную опасность, воины уверенно двинулись к противоположному берегу. Передовые отряды уже достигли противоположного берега и вступили в неравный бой.
Сквозь пулеметный и автоматный треск, сквозь гул орудий доносилось солдатское «ура!». Затем оно потонуло в шуме боя.

На следующий день от командиров частей, высадившихся на правом берегу, стали поступать тревожные вести — враг подбрасывал новые силы для контратаки.

Командир 75-й дивизии генерал-майор Василий Горишный, чьи подразделения вели бой за расширение плацдарма, попросил разрешения Черняховского приостановить атаки и перейти к обороне.
Но командарм не растерялся.

— Плацдарм расширять! — приказал он Горишному. — Высылаю подкрепления, поддержу огнём, и сам переправляюсь к вам.

На правом берегу Днепра ни на минуту не прекращался ожесточенный бой за расширение плацдарма. Решался исход операции. Успех во многом зависел от храбрости и мужества солдат и офицеров. В такие критические минуты боя многое решал личный пример командиров.
И генерал Черняховский отдавал себе отчет, что командующий имеет право рисковать только в исключительно критических случаях. На левом берегу Днепра заработала наша артиллерия. Днепр окутала сплошная дымовая завеса. Стало так темно, будто день превратился в ночь. Непрерывно над головой жужжали вражеские пули, осколки впивались в борта лодки, на которой переправлялся Черняховский. И вскоре лодка стукнулась носом о крутой берег.

Среди бойцов быстро разнеслось, что с ними на правом берегу командующий. Активнее стала действовать артиллерия с левого берега, она поставила неподвижный заградительный огонь впереди и на флангах частей дивизии Горишного.

На контратакующего врага обрушился шквал огня. Неоднократные попытки гитлеровцев сбросить высадившиеся части обратно в Днепр успеха не имели. В ходе второй контратаки, когда противник вплотную приблизился к нашим боевым порядкам и начал забрасывать гранатами, командир Александр Мысин не растерялся и повел за собой красноармейцев со словами «Гвардейцы не отступают, смерть немецким оккупантам!».

Плацдарм не только удержали, но и расширили. Армия продолжала упорную борьбу с наседавшим врагом, отбивала его многочисленные контратаки.
Успешные наступательные бои наших войск позволили к исходу 30-го сентября овладеть плацдармом на правом берегу Днепра, севернее Киева, шириной в двадцать и глубиной до пятнадцати километров. Наступление продолжалось…

Войска 60-й армии при форсировании Днепра проявили высокое боевое мастерство и массовый героизм. Многим из отличившихся — солдатам, сержантам, офицерам и генералам, в том числе и Черняховскому, — было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

За отвагу и мужество, проявленные при форсировании Днепра, захвате и удержании плацдарма на западном берегу реки, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1943 года гвардии старшему лейтенанту Мысину Александру Павловичу присвоено высокое звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1565).
Нашему земляку тогда было всего 23 года…

Войну гвардии майор Мысин закончил в должности заместителя командира полка по строевой части 210-го гвардейского стрелкового Полоцкого полка 71-й гвардейской стрелковой дивизии на территории Латвии. С 1946 года – он в запасе, в который ушел подполковником.
Жил в столице Латвии Риге, где до ухода на заслуженный отдых работал директором гостиницы «Даугава».


Ушел из жизни герой 25 августа 1989 года. Похоронен на рижском Гарнизонном кладбище.

В публикации использованы материалы книги «Черняховский» (Шарипов А.А. Издание 2-е – М.: «Молодая гвардия», 1980).