Мы часто вспоминали первые в истории Олимпийские игры на территории Восточной Европы, а также первые Олимпийские игры, проведенные в социалистической стране.

Наша газета уже писала о шахтинцах-участниках Олимпиады. Сегодня — Олимпиада глазами болельщика. К редакционному проекту «Шахты – город чемпионов» присоединилась наша коллега из Пермского края, главный редактор газеты «Новая жизнь» Суксунского городского округа Галина Кукла.

Чуть не плакала, так хотелось на Олимпиаду!

Делегат на Олимпиаду очень подходящий! В большинстве соревнований у себя на родине Галина Кукла всегда принимала участие. В данном случае под номером 22.

— В начале 80-х прошлого века после окончания вуза я работала в Перми, как принято говорить, «на комсомоле» — была освобожденным комсомольским работником. И вот от обкома пришла квота — комсомольской организации нашего научно-производственного объединения выделили три путевки на Олимпиаду -80. Одна из них предназначалась, согласно положению, победителю конкурса профессионального мастерства (в то время такие конкурсы были у нас традиционными) — токарю Виктору Сесюнину. Он и наш секретарь комитета комсомола поехали на первую часть Игр. У Владимира Попова сохранилась фотография, как мы провожаем их на перроне. Он на днях мне ее прислал. На вторую часть игр путевку дали  одному из заместителей (я была вторым) — Володе Тетерину. Я чуть не плакала, так хотелось на Олимпиаду. К тому же не сказать, что слыла спортсменкой, но в большинстве соревнований всегда принимала участие. И вдруг — о, счастье! — Володя без сожаления отдает  эту путевку мне, за что я ему, к великому сожалению, уже ушедшему из жизни, до сих пор премного благодарна. Конечно, я привезла для него с Олимпиады разные сувениры.

Очень запомнились «мушкетеры»!

Проводы на Олимпиаду. Обладатели заветных путевок: кудрявый в центре — токарь Виктор Сесюнин, рядом с ним справа — секретарь комсомольской организации научно-производственного объединения «Искра» Владимир Попов. И счастливая Галина Кукла.

Выехали мы из Перми группой, по-моему, человек 15, в состав которой в основном входили местные спортсмены.  По прибытии в столицу нас поселили в общежитии какого-то учебного заведения, вроде бы техникума легкой промышленности. За давностью лет уже не припомню, но кажется, у нас был куратор группы, который вроде бы сразу раздал билеты на  все соревнования. Почему-то запомнились состязания фехтовальщиков: и отборочные, и финальные. Проходили они в универсальном спортивном комплексе ЦСКА. Болельщиков было немного, и мы садились как можно ближе к полю боя современных «мушкетеров». Конечно, тогда спортивные сооружения казались мне верхом совершенства. Это уже потом, когда в составе команды журналистов на фестивале «Вся Россия-2013»  увидела  подготовку объектов  зимней Олимпиады, было с чем сравнивать.

Порадовала легкая атлетика

Конечно, больше всего порадовали соревнования по легкой атлетике. Даже толкание  ядра в специальном секторе привлекло наше внимание. Позднее моя золовка, которая, кстати, была мастером спорта по толканию ядра, узнав, что я была на московской Олимпиаде, возмущалась, как можно   не запомнить спортсменку, установившую мировой рекорд.

Почему-то врезался в память бег женщин на 1500 метров, а вот на 100, где олимпийской чемпионкой стала ваша землячка, убей, не помню, наверное, это случилось в другой день. Побывали на поединках боксеров, на стартах конников. Естественно, болели за команды СССР (даже уже непривычно сейчас печатать такую аббревиатуру). Но прекрасно тогда знали, что, к примеру, сильные команды из ГДР, Италии, Польши…

Галина в куртке, купленной в то время в Москве: на спине — большой рисунок олимпийского Мишки, на груди — эмблема Олимпиады. «Я не только заносила ее чуть не до дыр, но и после подарила племяннице», — вспоминает Галина.

В турнире по боксу участвовали более 200 боксеров и, наверное, поэтому билетов на их поединки было много. Кажется, на некоторые я даже не пошла. Очень сожалею, что не пришлось увидеть спортивную гимнастику, эти состязания прошли в первой части Игр. Освежая в памяти те дни, добавлю, что на все мероприятия мы добирались группой своим ходом и порой даже опаздывали, ведь общественный транспорт был переполнен.

В интерклубах — безудержные танцы

Запомнилась и, так скажем, неспортивная часть. Во-первых, в Москве в это время открыли интерклубы (в печати упоминалось, что их было более 20). Скорее всего, там были организованы встречи иностранных команд с представителями советской молодежи. Что оказалось весьма непривычным – на эти встречи приходили афроамериканцы. Это уже значительно позднее, когда выиграла конкурс на обучение газетному бизнесу в штатах с наибольшей долей небелого населения —  Миссисипи и Луизиана — их присутствие стало как-то обыденным. А в интерклубах лично мне больше запомнились безудержные танцы. Наскакавшись до упаду, мы приходили в свое общежитие и там продолжали дискотеки чуть ли не до утра. И еще повезло — удалось попасть в Ленком на спектакль «Звезда и смерть Хоакина Мурьетты» с Александром Абдуловым в главной роли.

К проекту «Шахты — город чемпионов» присоединилась журналист Пермского края. Последние 20 лет Галина Петровна — главный редактор газеты «Новая жизнь» Суксунского городского округа Пермского края. Журналистика в этой семье — уже традиция, дочь нашего автора, Татьяна, кстати, окончила факультет журналистики. У АНО Медиацентр «Новая жизнь»  помимо газеты есть Инфо-портал «Новая жизнь», группы в  соцсетях.  Будни редактора.  2020 год.

Кони в яблоках, кони серые

На время Олимпиады сотрудников милиции со всех регионов направляли на дежурство в столицу. Как же, помню,  обрадовался пермяк-милиционер, увидев в нашей команде знакомые лица. Еще восхитила конная милиция: кони в яблоках, кони серые и нарядные наездники.

Сейчас в телепередачах многие вспоминают о первых жвачках на Олимпиаде, полиэтиленовых пакетах. Меня эти вещи  не поразили, поскольку до того уже посчастливилось в качестве туриста посетить шесть зарубежных стран, в том числе Австрию и Югославию (круиз по Дунаю), и еще до Олимпиады подивиться на то, чего не было в Советском Союзе.

Не стало Владимира Высоцкого

Навсегда врезалась в память и скорбная весть того времени: не стало Владимира Высоцкого. Как известно, из-за того, что Олимпиада была для Советского Союза первым событием подобного масштаба, о кончине всесоюзного кумира «наверху» решили умолчать. Но ребята из нашей группы каким-то образом узнали, видимо, через сарафанное радио. Предложили нам съездить попрощаться. Как сейчас помню запруженную толпой  улицу, через которую мы пытались пробиться к дому на Малой Грузинской, но, к великому сожалению, так и не смогли.

Страшно хотелось узнать, куда улетел Мишка

Каким образом удалось попасть на закрытие? Билетов на него нам не дали. Зато у каждого из нашей группы был билет на финал по футболу. Это сейчас я с удовольствием смотрю футбольные матчи даже по телевизору, а тогда относилась к этому виду спорта с прохладцей. Поэтому тут же постаралась выменять свой билет на закрытие Олимпиады, помнится, еще и с доплатой.  Позднее, когда наша команда не прошла в финал, многие мне завидовали.

На самом закрытии почему-то больше всего поразили танцы народов СССР. Наверное, еще свежи были в памяти школьные утренники типа «15 республик – 15 сестер». Полета  Мишки, конечно, не ожидала, тем более,  место у меня было далековато от лужниковской арены. Тем не менее сейчас упорно вглядываюсь в кадры того времени, надеясь увидеть и себя. Помню, тогда страшно хотелось узнать, куда делся улетевший Мишка. На другой день, уже перед отъездом из столицы, услышали по радио, что он приземлился на Воробьевых горах. Готова была мчать туда и снова повидать безумно понравившийся символ Олимпиады.

Хорошо, что не дефис!

В Москву я приехала в джинсовой  юбке-брюках, редкой по тем временам.  (В Австрии ходила по магазинам и спрашивала по-немецки: «Haben Sie Hose-rock? (Есть у вас брюки-юбка?)». Наконец, купила и была счастлива, но особо надеть было некуда, вернее, все оборачивались вслед, и я из скромности ее не носила, а в Москву, конечно,  напялила.

Вот один из парней нашей группы и спрашивает: «Это у тебя юбка или брюки? Стоишь, вроде юбка, а шагнешь – брюки!» На что я с гордостью отвечаю: «А это юбка-брюки! Через черточку!». Так меня черточкой и звали в группе все дни Олимпиады! Думаю, хорошо, что не сказала через дефис! А приехав домой, я первым делом перешила юбку-брюки на просто юбку!

Подготовила Н. Ершова