До 1917 года — 10 храмов

До революционных потрясений 1917 года церквей и часовен в нашем небольшом городе и окрестных поселках было 10 (вместе с домовыми храмами). И самым величественным из них был Петро-Павловский собор (в орфографии XIX века название писалось именно так).
История города берет свое начало в 1805 — году с основания первых хуторов. В 1863 году Грушевку посетил Наследник, Цесаревич и Великий Князь Николай Александрович (1843-1865 гг.). В 1867 году образовано Грушевское горное поселение, а в 1883-м оно становится безуездным градом Александровском-Грушевским.
Но 11 февраля 1920 года, после окончательного утверждения новой власти, храмы, часовни, духовные и светские образовательные учреждения стали закрываться и уничтожаться; от исторического названия улиц и площадей не осталось ни одного, и сам город стал именоваться — Шахты.
Первое деревянное здание Петро-Павловской церкви Грушевского горного поселения начали строить 5 июля 1854 года по инициативе и на средства местных углепромышленников. С этого же года велись метрики и исповедные росписи. Во время строительства церкви богослужения совершались во временном деревянном молитвенном доме. Строительство церкви завершилось к 1861 году, и в этом же году она была освящена.
Церковь, по свидетельству клировых ведомостей Донской епархии того времени, была однопрестольная, «деревянная, на каменном фундаменте в столбах, с таковою же колокольнею, ошелеванная как снаружи, так и внутри, покрытая железом». Иконостас для храма был заказан в Москве. Но горное поселение росло, а здание деревянной церкви стало «малопоместительным», ветшало, и возникла нужда в более просторном храме.
Петро-Павловская церковь стала центральной в городе. К концу 1880-х годов в Александровске-Грушевском был поднят вопрос о строительстве новой каменной церкви.

Один из самых благоукрашенных храмов Дона

Разрешение на строительство каменного храма от Святейшего Синода было получено, и строительство началось в 1895 году. Новый храм строился из камня, добытого в станице Кривянской. Казаки Кривянской станицы, «проникнутые благим желанием оказать помощь жителям города Александровска-Грушевского, при постройке последними новой церкви в их городе, с приделом в честь святого апостола Филиппа для увековечения памяти о бракосочетании ныне благополучно царствующего Государя нашего Императора Николая Александровича, постановили разрешить означенной строительной комиссии добывать в юрту названной станицы камень, сколько такого потребуется, но с тем, чтобы добыча камня была окончена к 1 марта 1896 года».


Петро-Павловский собор Александровска-Грушевского. Западная сторона. Фото публикуется впервые.

Торжественное освящение нового Петро-Павловского пятиглавого храма со стройной шатровой колокольней в одной связи состоялось 11 ноября 1899 г. Храм был выполнен в популярном в те годы неорусском (псевдорусском) стиле. А 12 сентября 1900 г. в Областном правлении Войска Донского состоялось слушание доклада по отношению Донской духовной консистории о переносе деревянного здания Петро-Павловской церкви с базарной площади г.Александровска-Грушевского на Сенную площадь. Прежнее деревянное церковное здание, по данным донского дореволюционного историка А.А. Кириллова, было аккуратно перенесено, храм был обложен кирпичом и стал к 1902 году Покровской церковью города (ныне Покровский кафедральный собор).
Новый храм имел три престола: главный — в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла и боковые – святого апостола Филиппа и Пресвятой Богородицы Одигитрии (Путеводительницы). Последний придел был пристроен в 1901 году. В начале XX века в соборе был возведен замечательный трехъярусный мраморный иконостас. Собор был красиво и богато благоукрашен. Кампан (крупнейший колокол) соборной звонницы весил 6400 кг, а праздничный его звон был слышен более чем на 10 верст.
Указом Святейшего Правительствующего Синода на имя Высокопреосвященнейшего архиепископа Донского и Новочеркасского Владимира (Сеньковского) от 5 февраля (по новому стилю 18 февраля) 1913 года за №2291 Петро-Павловская церковь г. Александровска-Грушевского получила статус собора. Петро-Павловский собор стал центральным храмом крупного донского углепромышленного региона, являлся одним из самых благоукрашенных и богатых храмов Области войска Донского.

Петро-Павловский собор Александровска-Грушевского.

Центр духовной жизни

В 1911 году к Петро-Павловской церкви относились: кирпичная лавка, крытая листовым железом, каменный дом с пятью окнами, крытый железом, для второй Александровск-Грушевской церковно-приходской школы, два каменных дома, крытых соломой, пожертвованных вдовой Герасимовой, три церковных дома для священнослужителей. Библиотека собора насчитывала 156 томов.
Петро-Павловский собор был центром духовной жизни и образования г. Александровска-Грушевского. До установления советской власти в январе 1920 года в Александровске-Грушевском и на близлежащих рудниках успешно действовало при участии священно- и церковнослужителей Петро-Павловского собора шестнадцать учебных заведений: Первое городское приходское мужское училище, Второе городское смешанное приходское двухклассное училище, городское женское приходское училище, Ремесленное училище, Мещанское смешанное приходское училище, приходское училище на руднике РОПиТ, Женская гимназия, Мужская гимназия, приходское начальное училище на руднике И.С. Кошкина, Власовское народное начальное училище на руднике Азовской угольной компании, приходское смешанное училище на руднике Грушевского горнопромышленного товарищества, пять церковно-приходских школ и одна частная домашняя школа грамоты М.В. Камышевой.

Священник Василий Иванович Попов, настоять Петро-Павловского собора.


К Петро-Павловскому собору были приписаны церковь во имя Святителя Николая Чудотворца (1879 г.), находившаяся в здании лазарета при руднике Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ) и церковь преподобного Макария Египетского (1893–1896 г.г.) на руднике Грушевского горнопромышленного товарищества (впоследствии рудник Ивана Семеновича Кошкина). К Петро-Павловскому храму «принадлежал», по выражению того времени, и хутор Власовский. По штату при церкви было положено четыре священника, диакон и четыре псаломщика.

Марфа Михайловна Попова, супруга священника Василия.


Первым настоятелем Петро-Павловского храма был священник Феодор Дмитриевич Быстров (служил с 1 июня 1854 г. по 6 апреля 1896 г.), первым диаконом — Иоанн Семенович Наумов (служил с 13 сентября 1861 г. по 1901 г.). В это же время в церкви служил священник Митрофан Андреевич Киреев (с 14 июля 1861 г. по 3 октября 1878 г.). Первыми дьячками (с 1868 года должность именовалась псаломщик) были Антон Данилович Сербинов (служил с 17 июля 1854 г. по 1867 г.), Евстрат Антонович Сербинов (7 июля 1861 г. — закончил служение после 1868 г.) и Петр Константинович Рыковский (с 5 октября 1861 г. — закончил служение после 1868 г.). История сохранила и имена пономаря Феодора Павловича Задонского (служил с 20 сентября 1861 г. по 1868 г.), церковного старосты, мещанина Ивана Петровича Кушнарева (состоял в должности с 14 апреля 1873 г. по 1884 г.). Просфирницей в 1883 — 1888 годах была казачка Вера Степановна Авилова. Общее число прихожан храма на 1896 год: православных — 2119 мужского пола и 2045 женского пола, раскольников — 10 мужского пола и 10 женского пола; инославных — 9 и 11 соответственно.

Священник Василий Иванович Попов, племянник Виктор Николаевич Родионов и другой племянник о. Василия.

Известные священники

В Петро-Павловском храме служили многие известные и благочестивые священники. Среди них священник Захария Петрович Лобов (служил с 22 марта 1890 г. по 16 мая 1900 г.), один из строителей собора, впоследствии ставший викарным донским епископом Нижне-Чирским, потом Аксайским, затем архиепископом Воронежским, расстрелян за веру и благочестие 21 сентября 1937 года, в 2000 г. прославлен в лике святых священномучеников. Отец Захария был законоучителем городских одноклассных мужских (1890-1894 гг.) и женских школ (1894–1900 гг.), заведовал школой грамотности Азовской компании (1896–1900 гг.), был духовным следователем Александровск-Грушевского благочиния (1895–1900 гг.). Согласно поданному прению, 16 мая 1900 г. был переведен в г. Новочеркасск.


Архиепископ Захария (Лобов). В Петро-Павловском храме служил священник Захария Петрович Лобов, один из строителей собора, впоследствии ставший викарным донским епископом Нижне-Чирским, потом Аксайским, затем архиепископом Воронежским, расстрелян за веру и благочестие в 1937 году, в 2000-м прославлен в лике святых священномучеников.

Настоятелями собора были благочинные Александровск-Грушевского округа Донской епархии. Служба в соборе совершалась ежедневно, а по воскресным и праздничным дням служились две литургии. Соборное духовенство поочередно служило в приписной домовой Николаевской церкви, находящейся при лазарете рудника Русского общества пароходства и торговли. Весь причт Петро-Павловского собора занимался преподаванием Закона Божиего в светских и церковных учебных заведениях города, что составляло наряду с требами его доход (члены соборного причта жалования не получали). Почти все клирики собора пользовались для жилья церковными домами.

Во время революционных потрясений 1907 года на паперти собора был совершен террористический акт. При выходе из храма, на его ступенях эсером Матвеем Голаенко (исключенный из Московского университета и высланный на рудники) был убит городской полицмейстер, есаул Николай Петрович Колпиков. Это дерзкое публичное убийство с подачи «профессиональных» революционеров спланировали члены местного «Союза пролетарской молодежи». Был выбран день, когда полицмейстер в честь своего повышения в должности до помощника окружного атамана заказал торжественный благодарственный молебен в Петро-Павловском храме, террорист Голаенко с револьвером подстерегал его на паперти.

В 1911 г. при храме было девять церковных домов. В приходе в начале XX века действовало общество трезвости, появились и новые учебные заведения: смешанная церковно-приходская школа на хуторе Поповском (1894 г.), женская церковно-приходская школа, открытая в память коронования императрицы Александры Федоровны (1896 г.) и мужская церковно-учительская школа (1907 г.).

Окаянные дни

Тяжелое время для собора, как и для сотен тысяч других православных храмов, наступило сразу же после всероссийского обвала 1917 года. Были закрыты все церковные учебные заведения, а также Иоанно-Богословская домовая церковь, находившаяся при епархиальной мужской церковно-учительской школе (семинарии). Новый режим унес жизни многих людей, и в том числе значительного количества священно- и церковнослужителей.

Петро-Павловский собор-музей перед разрушением.

Печально известная кампания 1922 г. по «изъятию церковных ценностей» не обошла и храмы нашего города. Начались массовые закрытия и ограбления храмов, при этом часто даже не составлялись акты и описи. Когда в сентябре 1923 г. исполком городского Совета депутатов закрыл Петро-Павловский собор и все другие, оставшиеся храмы города и поселков, на Соборной площади возникли массовые волнения. Верующие «самовольно» открыли собор и попытались возобновить в нём богослужения. Об этом рассказывает Николай Максимович Семененко в неопубликованных записках «Моя жизнь и приключения», записанных священником Владимиром Горностаевым: «Я вдруг услышал громкий и частый звон большого колокола на соборе. Зная хорошо, что собор по распоряжению местной советской власти закрыт и в нем никакого богослужения быть не может, я заподозрил неладное и решил лично посмотреть и проверить на месте, что там происходит. Немедленно я оседлал свой велосипед и помчался на базар к собору, и там я обнаружил следующее. Двери собора были широко открыты. На паперти толпился народ, и по улицам бежали люди к собору. С каждой минутой толпа все увеличивалась. В толпе суетились разные люди, все больше из городских мещан и торговцев. Кое от кого я узнал, что граждане верующие самостоятельно решили открыть собор и производить в нем богослужение, для чего уже послали делегацию на дом к отцу Семену Соколову, который жил недалеко от собора. Как я после узнал, сначала отец Семен отказался идти в собор, но его все же уговорили. К этому времени в церкви уже было полно народу. А в это время среди верующих уже орудовали разные агенты и переписывали тайно всех активистов. Зная, что в такой ситуации нажить легче всего себе беды, я счел за благо удалиться с этого театра действия, сел на свой велосипед и уехал. Уже к вечеру я узнал, что богослужение, конечно, было прервано, и в городе много арестованных участников открытия собора. Потом долго еще велись следствия, арестовывали разных лиц, кого-то держали в тюрьме».

Порядок был восстановлен только после того, как исполком отменил свое решение и разрешил открыть церкви 25 сентября. Но храмам разрешили возобновить только свою религиозную деятельность, им запрещались иные, привычные виды деятельности – экономическая, благотворительная и прочие. В связи с беспорядками ГПУ арестовало соборного священника Симеона Соколова, служившего в Петро-Павловском соборе на момент его закрытия. После освобождения из-под ареста он уехал на станцию Горная, где и проживал до смерти.

Уже в 1924 году в Шахтах началась подготовка властей к закрытию городских храмов. Лидквидком при Шахтинском окружном исполкоме в июне 1924 года затеял проверку церковного имущества пяти шахтинских храмов. При проверке в Петро-Павловском соборе, в несгораемом шкафе, было обнаружено имущество, «скрытое от оценки и заприходования в опись церковного имущества». Неизвестно, откуда комиссия заподозрила наличие в приходе скрытого от изъятия имущества, но несгораемый шкаф собора был по требованию комиссии открыт. Скорее всего, со стороны комиссии это был искусственно созданный прецедент для обвинения представителей Церкви в неподчинении власти и передачи дела по этому вопросу в прокуратуру. На очередном заседании окружного ликвидкома 22 октября 1924 года слушались материалы по расследованию местной милицией на основании проверочных актов «о недостающем и излишествующем имуществе» религиозных общин шахтинских Петропавловского, Покровского и Александро-Невского храмов. В результате после 15 января 1925 года акт об обнаружении скрытого имущества Петро-Павловского собора был направлен окружному прокурору для наказания виновных.

Решение о закрытии

Еще в 1922 году в Шахтах власти стали насаждать и поддерживать обновленческий раскол и его средоточием в городе был Петро-Павловский собор. Шахтинские храмы, признавая обновленческий «Священный Синод», подчинялись «архиереям» Донской обновленческой «епархии», центр которой находился в Новочеркасске. После епископской хиротонии священника Захарии (Лобова), состоявшейся 22 сентября 1923 года, которого знали и уважали в Шахтах, значительная часть храмов Александровск-Грушевского благочиния восстановила молитвенное общение с каноническим митрополитом Донским и Новочеркасским Митрофаном (Симашкевичем).

В 1926 году в Шахтах началась вторая волна насаждения обновленчества, связанная с личностью архиепископа Модеста (Никитина), уклонявшегося в те годы в раскол и в 1924-1925 годах занимавшего раскольническую Донскую кафедру. В 1925 году, вероятно по его инициативе, была образована обновленческая Верхне-Донская епархия. В 1926 году архиепископ Модест переместился в г. Шахты, где основал обновленческую Шахтинскую епархию, формально являвшуюся викариатством Донской и Новочеркасской обновленческой епархии. В 1927 году вновь произошла активизация шахтинского обновленчества. При поддержке административного отдела Шахтинского горисполкома обновленцам передавались городские храмы.

Городскими властями осенью 1929 года было принято решение о закрытии Петро-Павловского собора. Красавец собор был закрыт в ноябре 1929 г. с обычной для того времени формулировкой «по требованию трудящихся». По данным городского отделения милиции, перед закрытием храма численность его прихожан составляла 450 человек. При закрытии из собора, согласно акту от 11 ноября 1929 года было изъято все церковное имущество, в том числе: 600 книг, 261 икона, три паникадила, 78 подвесных лампад, 65 разных подсвечников, 41 комплект священных облачений, 11 разных колоколов, три серебряных потира, три  серебряных напрестольных креста, 21 кг 395 г. серебряного лома, 7 кг 420 г. серебра в изделиях, 34 г. золота, две иконы с ценными камнями, риза с иконы из жемчуга и многое другое.

Акт об изъятии ценностей из собора.

28 ноября комиссия по приему имущества «бывшего Петропавловского собора» сдала принятое ценное церковное имущество Шахтинскому отделению госбанка для отсылки в Москву. Имущество Петро-Павловского собора, не предназначенное для отправки в Москву, 30 ноября 1929 года было взято на учет как госфондовое. Тогда же на хранение шахтинскому складу Рудметаллоторга «до особого распоряжения» было сдано «громоздкое» соборное имущество: «цветной металл, покрытый позолотой, в количестве 22 кг, гробница деревянная с позолотой с трех сторон 63 кг, рамы, куски багет деревянные с позолотой в погонных метрах – 221 метр, 168 кг».

В областной газете «Молот» в декабре 1929 года была помещена небольшая фотография шахтинского собора с подписью: «По настоятельному требованию рабочих-горняков закрыт городской собор в Шахтах. В здании бывшего собора устраивается музей. Колокола сняты и переданы Рудметаллторгу». В декабре 1929 г. горсовет ставил вопрос о переоборудовании собора под музей угольной промышленности, но денег властям для этих целей найти не удалось и в 1930 г. он был полностью разрушен.

Документ о изыскании средств для превращения собора в музей 1929 г.

Храм разбирали на «воскресниках», кирпичи из стен собора пошли на отмостку двора городской инкубаторской станции на ул. Шевченко. Существует мнение, что на алтарной части соборного фундамента был в 1954-1957 годах построен актовый зал нового здания совнархоза (ныне здание Шахтинского автодорожного института).

На месте Петро-Павловского собора ныне площадь В.И. Ленина. На фасаде здания Шахтинского автодорожного института (бывшего филиала НПИ), стоящего на месте собора, торжественно установленная стараниями шахтинского городского духовенства 12 июля 2001 г. мемориальная мраморная плита напоминает горожанам о попранной и потерянной святыне.

Илья Шарков, древлехранитель Шахтинской епархии, секретарь Ростовского отделения Императорского Православного Палестинского Общества