Вы здесь
Война лишила нас отцов, лишила детства Общество 

Война лишила нас отцов, лишила детства

Поделиться в социальных сетях

Шахтинка Лидия Кулибабина делится воспоминаниями детства.

Последнее время по телевизору идет много программ с воспоминаниями о Великой Отечественной войне с фашистской Германией.

Недавно всеми любимому артисту Василию Лановому исполнилось 85 лет. Много показано фильмов о войне, где Лановой снимался в главных ролях.

А вот исполнилось 75 лет со дня освобождения Ленинграда от злодейской, фашистской блокады. Нельзя без волнений и слез было смотреть эти фильмы и кадры из них тех страшных военных лет. Невольно вспоминаю ту ужасную войну. Мы знали холод, голод и разлуку!

Мне в феврале исполнилось 86 лет. Отношу себя к детям войны. Когда начиналась эта проклятая война, мне было 8 лет, окончила первый класс. Как и всех мужчин, нашего любящего и любимого папочку с плачем, с криком проводили на войну бить и громить ненавистных немцев.

Лидия с отцом Федором Николаевичем Мосиным. Счастливое довоенное время.

Беда и зло ворвались в каждый дом

Мама осталась с четырьмя детьми. Я – старшая, мне было 8 лет, Ларисе – 10 месяцев. Ох, и пришлось же горя хлебнуть ей и нам вместе. Никогда не забыть мне начала войны. Жили в частном доме, был большой сад. Проснулась утром, солнце светит ярко - ярко! В рубашонке радостная выскочила во двор. По дорожке подбежала к большой вишне, только протянула ручонку, сорвала самую спелую, не успев съесть, слышу жуткий оглушительный гул. Прямо надо мной, так низко, казалось, цепляя деревья, пролетел огромный немецкий самолет. Я с истошным криком упала на землю. Прибежала мама, схватила меня, обе плачем. Я не могла сказать ни слова. Вся дрожала в ее руках, а вдали – взрывы, взрывы. Это было только начало. Потом частые бомбежки и днем, и ночью.

Жили в двух километрах от железнодорожного вокзала. Станция была рассортировочная, вот ее-то и бомбили немцы. Потом стали бомбить мирное население, улицы, кварталы. Люди спасались от бомбежек, где и как могли. У нас был под домом большой, глубокий подвал, но там было очень холодно, промерзали до костей. Мама говорит: «Будь что будет, останемся в доме». В комнатке, где протапливалась печь, она под кровать постелила перину, вокруг обложила подушками, сверху еще перину – это было наше убежище. Осколки застрянут в перьях, говорила она, лишь бы не было прямого попадания.

 

Спаси и сохрани!

И вот очередная бомбежка. Мы сжались около мамы, стали молиться.  Читали «Отче наш» и «Богородицу», повторяли за мамой. У соседей было пятеро детей. Тетя Маруся с ними спасалась в подвале. На руках у нее были две маленькие девочки-близняшки. Бомба упала во дворе. После бомбежек все выходили на улицу. У соседей во дворе была большущая яма, засыпанный подвал. С лопатами бежали соседи – откапывать оставшихся в живых из-под земли. Плач, крики, стоны. О, Боже! Тетя Маруся, побитая, без сознания, девочек раздавило в лепешку, складывали куски кровавого мяса. Ребята тоже были побиты, выжили. Мы, дети, таскали воду, женщины обмывали их от крови, земли. Такое забыть нельзя. Не дай Бог это видеть!

Еще один эпизод. Очередная бомбежка. Мы опять в своем «убежище». Сверху нас – перины, и опять читаем «Отче наш» и «Богородицу». Как страшно! Мама затыкала наши уши. Земля дрожала. Кровать над нами и мы подпрыгивали. От ужаса и страха после взрывов и шума долго не могли встать и выйти. Мама успокаивала нас. Но, когда вышли на улицу, остолбенев, не могли сдвинуться с места. По всему двору валялись и трепыхались убитые и раненые птицы (их тогда было много). А во дворе, ближе к саду, была огромная, глубокая воронка от бомбы. Коридор как будто кто-то взял и отодвинул в сторону на полтора метра. А в зале, он впереди комнаты, где мы спасались, были выбиты стекла, а стены были изрешечены сквозными осколками, их насчитали 158 штук.

От таких переживаний дети стали заикаться, были пугливыми. Потом постепенно все прошло. Но, слава Богу, остались живы. Я часто говорила младшим, что нас спас Господь (услышал наши молитвы) и наша мудрая, любящая нас мамочка. Такое не забывается.

Наш папа Федор Мосин вернулся с фронта живым.

Натружены руки, а на сердцах – кровавые рубцы

Четыре года длилась эта страшная, жесточайшая война. Пришлось пережить очень много суровых, опасных дней и ночей, весен и зим. Я быстро повзрослела. Маме надо было работать и подрабатывать. Мне пришлось быть с младшими за мать. Потом женщины ездили менять товар на пшеницу и т.д. Мне нужно было топить печь, готовить еду, кормить детей, мыть, убирать и прочее.

Папа наш вернулся домой в 1944 году. Воевал под Сталинградом. Там шли ожесточенные бои. Сотни тысяч солдат полегли в этих боях. Оставшиеся в живых шли вперед по трупам своих товарищей, гнали проклятых немцев все дальше со словами: «За Родину!», «За Сталина!». И они победили. Папа был тяжело ранен в голову. Долго лежал в госпитале. Остался без глаза. Но вернулся домой! Живой! Слава Богу!

Прожили папа с мамой всю жизнь в большой любви и взаимности до самой старости. Мама ушла из жизни в 85 лет. Болела. Папа дожил до 95 лет. Жил после смерти мамы с нами. При полной памяти и здоровье. Обслуживал себя сам и что-то по хозяйству старался помочь. Большим оптимистом был. Но о войне говорить не мог. Только и скажет: "Было очень страшно!". И слезы на глазах выступали.

Война – это страшно! Берегите мир, берегите жизнь!

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться в социальных сетях

Похожие записи

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о