Вы здесь
В этом году исполняется 30 лет партнерским отношениям между Шахтами и Гельзенкирхеном История в лицах 

В этом году исполняется 30 лет партнерским отношениям между Шахтами и Гельзенкирхеном

Поделиться в социальных сетях

О том, как зарождались эти связи, наш корреспондент Татьяна Михайлова попросила рассказать Александра Деля.

Гельзенкирхен - шахтерский город

- Александр Надельевич, как появилась сама идея партнерских отношений с германским Гельзенкирхеном? И почему именно с этим городом?

- Идея партнерских отношений родилась в головах наших политиков как с одной стороны, так и с другой. Партнерские города существуют давно. Идея получила поддержку, был дан зеленый свет.

Право выбора партнерских городов было предоставлено большим немецким городам. Город Гельзенкирхен входит в 15 крупных городов Германии. Почему Гельзенкирхен выбрал город Шахты? Все очень просто. Гельзенкирхен-  типичный шахтерский город и город металлургов. Его руководство и население хотели иметь партнеров с общими корнями развития. Города похожи друг на друга тем, что их районы создавались вокруг строящихся шахт. Гельзенкирхен, как и Шахты, претерпел закрытие угледобывающих предприятий. Только немецкие партнеры пережили этот кризис в 50-е годы. Очень много общего в судьбе двух городов. Но на встрече с будущими немецкими партнерами посол Советского Союза сказал, что есть еще одна причина, по которой нужно дружить с Шахтами.  Немцы с удивлением спросили, какая?

- В городе Шахты живут самые красивые женщины на юге России, — такой ответ вызвал у многих в зале улыбку, громкий смех. Обстановка в один момент стала дружественной. Был прекрасный вечер, как мне рассказывали члены немецкой делегации.

Сроки очень сжатые

В сентябре 1989 года я работал директором городского производственного объединения коммунального хозяйства города Шахты. Я находился в Ростове в территориальном управлении ЖКХ на совещании, когда мне позвонил председатель Шахтинского горисполкома Геннадий Иванович Пономарев. Он попросил меня срочно покинуть совещание и приехать прямо лично к нему по очень важному делу. На мой вопрос, могу ли я подослать главного инженера, сразу последовал ответ: «Нет, этот вопрос можешь решить только ты. Не теряй времени, мы с Валентиной Николаевной Деминой ждем тебя».

- Хорошо,- сказал я, - выезжаю немедленно.

В спешке покинул совещание и отправился к председателю горисполкома города Шахты. Через полтора часа я сидел у него в кабинете. На совещании были все его заместители. Речь шла о том, что в город прилетает немецкая делегация с официальным визитом. Сроки очень сжатые. Опыта приема иностранных гостей ни у кого не было. Задача стояла перед нами большая, хотелось не ударить в грязь лицом. Определили первостепенные мероприятия для встречи немецкой делегации. Проблемы, конечно, были, надо в короткий срок почистить и вымыть город. В срочном порядке нужно организовать питание, проживание, подготовить культурную программу. И на все это несколько дней.

Бюргермейстер города Гельзенкирхен и А. Дель на Дону в «Ракете».

Мы сумели все организовать на уровне, доступном в то время. Весь город откликнулся, и все получилось. Мы с В.Н. Деминой и переводчиком должны были лететь в Москву встречать делегацию. Меня включили в состав этой команды, так как я немного владел немецким языком. Это было для меня большим доверием. И я очень ценю это по сегодняшний день. Через два дня мы вылетели в Москву для встречи делегации из Западной Германии города Дюссельдорфа - столицы земли Северный Рейнвестфалия. Сама делегация была из города Гельзенкирхена и состояла из 11 или 12 человек.

Штатдиректор и первый председатель общества дружбы и  депутат Верховного Совета СССР А. Животов.

В Москве мы остановились в гостинице «Мир», а на следующий день встречали делегацию. Для всех это было особенное событие. Но тут нас постигло первое разочарование: через объединение «Ростовуголь» и Министерство угольной промышленности я заказывал автобус «Икарус». А нам выделили старый автобус Львовского автозавода. Я посмотрел на Валентину Демину, на ее поникший взгляд и сказал: «Пойду позвоню из телефона-автомата». Переговоры ничего не дали.

Встретив членов делегации, мы направились к автобусу, чтобы переехать в другой аэропорт. Глава немецкой делегации господин Герд Рейберг спросил меня: «Сколько километров до Шахт?» Я ответил ему: «Почти 1000». Лица членов немецкой делегации потускнели. Я к тому времени уже больше 20 лет работал с людьми, имел опыт общения в критических ситуациях и сразу понял: они подумали, что все 1000 км мы повезем их в автобусе.

Председатель Шахтинского горисполкома Г.И. Пономарев и руководитель немецкой делегации господин Герд Рейберг.

Такой встречи  не ожидали

Я пояснил руководителю делегации, что мы едем в другой аэропорт для посадки в другой самолет. Это совсем недалеко, полчаса езды. И тут произошло то, чего я боялся, лопнул патрубок, который соединяет радиатор с двигателем. Водяное охлаждение двигателя прекратилось, мотор закипел, выгоняя остатки воды паром. Подручных средств у водителя не было. Я достал из сумки полотенце, чтобы перевязать резиновый шланг и продолжать движение. К счастью, за день до встречи в Москве шел сильный дождь, и мы дважды набирали воду из луж на обочине, чтобы залить в радиатор. С горем пополам доехали до аэропорта. вылет самолета задержали на час. Через полтора часа, в полночь, мы приземлились в Ростове-на-Дону. Нас ждал наконец-то новенький автобус «Икарус». Встречал и казачий ансамбль «Надежда». С музыкой, шумом и гамом мы сели в автобус и поехали в город Шахты в сопровождении Госавтоинспекции. Такой почетной встречи наши гости не ожидали. Пока разместили гостей и разъехались по домам, было уже четыре часа ночи.

Немецкая делегация в кабинете председателя Шахтинского горисполкома.

Утром мы приехали в гостиницу «Никопол», чтобы пригласить гостей в здание горисполкома для торжественной встречи. В немецкой делегации были журналисты из четырех газет, бизнесмены, представители различных партий. За неделю они побывали на многих предприятиях и в учреждениях. Договорились, что шахтинцы посетят Гельзенкирхен с ответным визитом в январе 1990 года. На этой встрече будет подготовлен и подписан договор о дружбе и сотрудничестве между нашими городами. На пожертвования и спонсорские деньги от граждан  Гельзенкирхена немцы уже создали добровольное общество партнерства с городом Шахты. Это общество организовано теми, кто отбывал наказание за участие в войне, и теми, кто участвовал в послевоенном восстановлении народного хозяйства Советского Союза, будучи военнопленными. Конечно, не все хотели воевать с Советами. В Гельзенкирхене, как и в других городах, было сопротивление фашизму. Только в Гельзенкирхене расстреляно 8000 немецких граждан!

(Продолжение следует)

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться в социальных сетях

Похожие записи

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о