Вы здесь
Роман Родницкий: «Для меня каждый год – Год театра» Портрет 

Роман Родницкий: «Для меня каждый год – Год театра»

Поделиться в социальных сетях

В этом году исполняется 90 лет  Шахтинскому драматическому театру.

По счастливой случайности, это событие совпало с тем, что 2019 год объявлен в России Годом театра.

И это еще не вся череда знаменательных дат и событий. В сентябре состоится открытие юбилейного 90-го сезона театра. И в жизни главного  режиссера театра Романа Родницкого в этом году тоже важная веха творчества: пятилетие незабываемых лет работы в нашем театре - служению Мельпомене. По этому случаю читателям нашей газеты мы предлагаем с ним интервью. 

- Роман Григорьевич, за что Вы любите театр?

- Люблю театр за то, что  в нем фантазийный мир перекликается с реальностью. И вопросы, которые поднимаются в театре, находят ответы в жизни. Эта формулировка столь банальна и сжата, что вряд ли отражает всю гамму чувств, которую испытываешь к театру. Театр – это жизнь со всеми ее прикрасами и поражениями, победами и обидами, праздниками и буднями, находками и потерями. За это, наверное, и любят театр – за разнообразие. За то, что без этого жить невозможно. В каком-то смысле  и я к этому причастен.

-  2019 год объявлен в России Годом театра. Какие возлагаете надежды на этот год и чем собираетесь удивлять шахтинских зрителей?

- Откровенно говоря, каких-то глобальных надежд на этот год я не возлагаю. Заоблачных чудес, я думаю, ждать не стоит, поскольку  по сегодняшней жизни театр не стоит на первом месте у государства, слишком много других важных проблем, и это понятно. Хотя, возможно, в Год театра что-то и сдвинется  с места, но вряд ли. А что касается людей, служащих в театре, то для нас каждый год – Год театра. Единственное, я думаю,  для служителей Мельпомены этот год может быть полезен тем, чтобы осознать свою ответственность за то, что ты делаешь. Если с кем-то кто побывал на спектакле, что-то происходит, в его жизни что-то меняется  к лучшему и ты к этому причастен, то значит, Год театра пройдет не зря. Что касается наших планов, то у нас грядет юбилейный 90-й сезон.  Мы в 2019 году планируем поставить шесть новых спектаклей.

- Чем знаменателен для Вас прошедший год, чем он Вам запомнился? Какими событиями в стране, театре, личной жизни?

- Все работы нашего театра  для меня являются важным событием. Естественно, что все происходящее в стране, мире, все новости я вижу, слышу, воспринимаю, вряд ли адекватно могу оценить, так как я слишком  погружен внутрь театральной жизни. Моя оценка слишком субъективна, и вряд ли это кому будет интересно. И, конечно же, мы надеемся на то, что программа «Единой России» о поддержке малых городов России в Год театра  будет продолжена. С помощью этой программы мы уже поменяли световое оборудование на большой сцене, осенью прошлого года поменяли такое же оборудование на малой сцене, отремонтировали сцену, поменяли занавес, приобрели новые станки для столярного цеха, оборудование для швейного цеха. В последние два года произошли, я бы сказал, кардинальные изменения в смысле финансовой поддержки, поскольку театр очень большой промежуток времени не получал никаких серьезных финансовых вливаний, кроме как на зарплату артистам да на выпуск какого-либо спектакля. Я повторюсь, очень надеюсь, что в Год театра это продолжится.

- Роман Григорьевич, отличается ли шахтинский зритель от зрителей других регионов?

- Конечно, и очень. Вы знаете, я не видел ни одного региона, где одинаковый зритель. Везде зритель свой, он по-своему реагирует на материал. И вовсе дело не в том, что где-то там зритель хороший, а где-то не очень. Он просто разный, и это чувствуется. Особенность шахтинского зрителя? Вы знаете, очень сложно каким-то образом его классифицировать. Одно могу сказать, шахтинский зритель довольно непредсказуемый. Почему? Я вам сейчас объясню. В 2015 году у нас вышел спектакль «Королева красоты». И когда этот спектакль посмотрели работники театра на генеральной репетиции, то все были в шоке. Да, конечно, все они в один голос говорили, что спектакль хороший, но кто у нас его будет смотреть? Кто на ЭТО  в Шахтах пойдет? И это говорили люди, которые в отличие от меня знают вкусы своих зрителей! Но именно этот спектакль не один сезон в нашем театре является одним из самых посещаемых. Он идет на малой сцене, но в день показа «Королевы красоты» билетов не достать. Они  раскупаются заранее. Почему так происходит? На сегодняшний день это драматургия высшего уровня. Драматург Мартин Макдонах так популярен в России, что часть критиков считает его самым русским драматургом – столь перекличек ирландской и российской драматургии он вскрыл. Если говорить примитивно, то те люди, которые мало что  понимают в театре, считают, что зрителю нужны комедии и люди приходят в театр отдыхать. Но если поставить 35 комедий, зритель быстро насытится, и ему захочется чего-то другого – это первое, второе то, что театр не является коммерческой организацией, которая зарабатывает деньги. И главное — не надо забывать о том, что театр несет большую просветительскую функцию, накладывающую обязательства – сделать материал, который бы нес не только отдых, но и работу душе зрителя.

"Страсти в стиле НЭП".

- Роман Григорьевич, ведь, наверняка, Вы воспитывались в театральной семье или же причастной к искусству?

- Что Вы, моя семья никакого отношения к театру, тем более к искусству, не имела. Мама работала главным редактором многотиражки, папа – заместителем директора крупнейшего  в России химического предприятия, затем он стал директором мукомольного комбината.  Сейчас моих родителей, к сожалению, уже нет.

- Однако Вы не пошли по стопам родителей, а выбрали именно театр. Почему?

- Наверное, года три мне было, когда отец меня спросил:  «Рома, скажи мне, ты будешь артистом театра или кино?» На что я ему тут же ответил: «Папа, наверное, есть еще и цирк». То есть, что я буду заниматься каким-то видом из искусств, все те, кто меня окружал, понимали. Уж, честно говоря, я не знаю, чем это было мотивировано, но это было именно так.

Я, конечно, ходил в театральный кружок, но, думаю, что на самом деле театр меня интересовал тем, что можно было пе-ре-ска-зы-вать истории. Я жил, хотя и в небольшом поселке - всего три тысячи населения, - но Дворец культуры, Дворец спорта с бассейном, тренажерами, волейбольно-баскетбольной площадкой, стадион, не говоря уже о музыкальной школе и библиотеке, были просто шикарными. Это все развивалось за счет средств химического предприятия «Щекиназот», которое было одним из самых крупных предприятий не только в Тульской области, но и в России.

Дворец спорта,  Дворец культуры видны были из окна моего дома, где в принципе и проходило мое детство, моя жизнь. Каждый день я ходил во Дворец культуры, покупал билетик за 10 копеек на детский сеанс и смотрел кино. В детстве всем хочется пошалить, и я не исключение. Когда в зрительном зале гас свет, можно было, сложив билетик определенным образом и вырвав серединку, свистнуть на самом интересном кадре. Но каждый раз, когда я приходил домой, мама меня просила рассказать, о чем этот фильм. Я помню,  как мама надо мной смеялась, когда я по-ребячески, с детским азартом, немного путаясь, высказывал свои впечатления об увиденном. И эти пересказы в дальнейшем переросли в то, что я начал формулировать свою речь так, чтобы это было понятно и интересно. Это произошло совершенно незаметно для меня. Только теперь, по прошествии многих лет, я понял, что мама, проявив мудрость и терпение, привила мне вкус к пересказыванию. Когда окончил школу, еще не понимая многого, мечтал, что буду артистом. Почему-то сейчас становится смешно – ну какой из меня артист, когда я в то время довольно заметно картавил? Когда в Москве поступал на артиста,  меня, естественно, не приняли. После, уже трудясь  разнорабочим, подумал, что мне, наверное, не актерством надо заниматься. И я поехал в Орловский институт культуры и поступил на режиссуру. Теперь понимаю, что не ошибся.

- Известно, что Ваша жена Валентина служит в театре вместе с Вами. Она актриса. А как сошлись ваши пути?

- Мы и учились с ней вместе. А познакомились с Валентиной… Думаю, что это нечто мистическое, и уходит корнями в детские воспоминания. А было это так. Мы с отцом ежегодно летом отправлялись на своей машине отдыхать в Одессу. Загружали в багажник банки с тушенкой и всякую другую снедь, вставали часа в четыре утра и где-то к шести часам отправлялись в путешествие. Я устраивался поудобнее на заднем сиденье и засыпал, просыпался примерно в 12 дня. Однажды я почему-то проснулся раньше обычного и увидел башню с часами, посмотрел и снова заснул. Но эта картина почему-то мне являлась постоянно в памяти… что за башня, почему с часами?

Когда я после вступительных экзаменов в Орле возвращался домой на междугородном автобусе, вдруг обратил внимание на  девушку - как раз в том городе, где стояла эта башня с часами. В дальнейшем, оказалось, что она учится со мной на одном курсе. Вот такая странная история. Для меня это нечто важное, и, может быть, мистическое.

- Вы считаете театр своей семьей?

-  Вряд ли. Это очень сложные взаимоотношения. С актерами – рабочие отношения. Отношения между артистом и режиссером возникают совершенно иные, чем в другое время. Театр – дом, сейчас таких театров практически нет. Театр пришел к форме существования, которая была в императорских театрах. Мы здесь служим. А вот о чем Вы говорите – театр - семья, театр – дом -  это совершенно иные взаимоотношения, которые были предложены Станиславским. Но я скажу, это большая удача, когда так случается. Обычно такие отношения возникают в организмах новообразованных,  например, как было в «Современнике», когда люди пошли за Ефремовым. Они бредили одной идеей, любовь к  нему артистов была безмерна. Сейчас это, к сожалению, случается очень редко.

- Что бы Вы хотели пожелать нашим зрителям?

- Еще тогда, когда  я не знал, что стану режиссером, я приходил в театр и был зачарован тем, что происходило на сцене. Я не думаю, что те спектакли, которые я смотрел в тульских  и московских театрах, были чем-то качественно лучше, но моя вера в то, что там происходило, поражала меня, я получал просто не сравнимое ни с чем удовольствие.

В кино мне всегда казалось, что это не правда, не действительно. А когда приходишь в театр, здесь происходит все в реальном времени. Здесь могут быть ошибки, оговорка артиста, кашель в зале, неожиданная импровизация. Это рождает как бы соучастие. Поэтому я хотел бы пожелать нашему зрителю позволить себе соучаствовать на спектакле. Тогда они будут получать большое удовольствие.

И еще, кого бы я хотел видеть в зале, так это молодежь.

Театр - это жизнь со всеми ее прикрасами и поражениями, победами и обидами, праздниками и буднями, находками и потерями. За это, наверное, и любят театр - за разнообразие.

→досье

Роман Родницкий

С августа 2014 года – главный режиссер Шахтинского драматического  театра.

Закончил Высшие режиссерские курсы в 2002 г. (руководитель Л. Е. Хейфец). За десять лет режиссерской практики поставил 29 спектаклей в театрах Смоленска, Воркуты, Брянска, Иваново, Архангельска, Волгограда, Нового Уренгоя и других.

Работал режиссером–постановщиком в Ивановском драматическом театре.

Роман Родницкий поставил спектакли:

◊ «Песня о Бумбараше» (Ю. Ким, В. Дашкевич)

◊ «№13» (Р. Куни)

◊ «Герой нашего времени» М.Лермонтов

◊ Ив Жамиак «Человек, который платит»

◊ Л.Браусевич, И.Карнаухова «Аленький цветочек»

◊ А.Иванов «Рикки-Тикки- Тави»

◊ М.Макдонах «Королева красоты»

◊ Я.Пулинович «Наташина мечта»

◊ В.Баскин, В. Вербин «Призрак замка Кентервиль»

◊ «Страсти в стиле НЭП» (Невероятное Эксцентричное Представление).

Интересно жить!

- Роман Григорьевич, сколько Вашей дочке лет и кем Вы ее видите в будущем?

- Она учится в девятом классе в гимназии им. Пушкина. Довольно успешно. Когда Аглая собиралась появиться на свет, мы жили довольно стесненно - в финансовом смысле. Всего детского - кроваток, колясок, игрушек и всего-всего, что было необходимо, мы купить не могли. Помню, тогда сделал игрушку-карусельку, которая вешается над кроваткой, своими руками. И повесил ее на люстру. К карусельке прикрепил  буквы алфавита и какие-то фигурки жучков, бабочек…  Дочка обращала внимание на буквы, показывала на них пальчиком и требовала, чтобы мы их называли. В результате малышка начала читать в год с небольшим. Конечно, Валентина приложила к этому большие усилия, она с дочкой много занималась. Нашла где-то кубики Зайцева. Мне кажется, это идеальная методика научить ребенка читать, а главное, что он от этого получает удовольствие.

- Чем увлекается Аглая?

- Сейчас дочь серьезно увлекается иностранными языками, особенно английским.

- То есть этим Вы хотите сказать, что Аглая не пойдет по Вашим стопам и не продолжит театральную династию?

- Абсолютно точно. И я об этом совершенно не жалею. Да и  почему я должен жалеть? Это ее жизнь, и надо считаться с ее выбором. Совершенно не обязательно, чтобы дети занимались тем же, чем и родители. Важно, чтобы ей было интересно жить, чтобы профессия давала ей силы, вдохновение. Когда  ходишь на работу с нежеланием, жизнь становится скучной и обыденной и не приносит удовольствия. Ведь так?

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться в социальных сетях

Похожие записи

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о