Вы здесь
Гора счастья — Эльбрус Клуб путешественников 

Гора счастья — Эльбрус

За окном шумно от многоголосья лета, и уже порядком надоела жара.
Как хочется из душного и пыльного города выбраться куда-нибудь поближе к речке или к озеру. А может, снова отправиться в гости к прохладной зиме?

Снег в июле
… Внизу было июльское лето, а здесь, в горах, снег слепил глаза белизной. Небо: глубокое, темно-синее, с каким-то фиолетовым оттенком,  «прямо космическое», — по определению Стаса, самого  юного туриста. Георгий Стархов, идущий впереди подростка, улыбнулся. Чей-то голос, раздавшийся позади него и спрашивающий, когда же будет остановка, вывел Георгия из задумчивости. Он оглянулся. Шумно дыша, шла за ним группа людей. Было видно, как стараются они идти след  в след по ступенькам, которые  в слежавшемся от времени  снеге выдалбливал для них своими альпинистскими ботинками инструктор. Вот уговорили-таки они его подняться выше дозволенной экскурсией высоты.
Наконец- то привал. Все остановились, тяжело переводя дух. А впереди одиноко и величаво высился двуглавый Эльбрус. Невидимый ветер срывал с его вершин снег, который летел и казался нам седыми прядями волос могучего великана. Мы были на каменистой площадке, где находилось обтекаемой формы сооружение с окнами —  иллюминаторами в несколько рядов. С виду оно напоминало субмарину и старинный автобус одновременно. Когда-то одиннадцать смельчаков — альпинистов перед решающим броском на вершину Эльбруса разбили здесь, на высоте 4200 метров над уровнем океана, свой заоблачный палаточный лагерь. Позже  с большим трудом на этом месте возвели гостиницу под названием «Приют одиннадцати».
— В августе 42-го несколько метеорологов, работавших здесь, вдруг неожиданно увидели… фашистов. Прибывший вскоре сюда отряд красноармейцев дал врагу бой. Сколько еще тут было сражений, сколько потерь, — Георгий на минуту умолк, затем добавил: — На Северном склоне Сангарского перевала есть памятник бойцам и командирам горно-стрелковых отрядов. Застыл там в граните  воин – альпинист в развивающейся на ветру плащ–накидке с автоматом и ледорубом в руках. На обелиске можно прочитать такие слова: «Они любили горы, как жизнь, но Родину любили больше жизни».

2_43

Эльбрус, 1984г. Загораем.

Ближе к  солнцу
Мы стояли притихшие, завороженно смотря, как уходят за горизонт серебристо-серые скалистые вершины гор. Вот он — главный Кавказский хребет — перед нами как на ладони! Балкарцы  называют Эльбрус по-своему — Минги-Тау, что в переводе означает «тысяча гор». Мы смотрели на великолепие горной природы, говорили тихо, словно боялись спугнуть величие красоты, обступившее нас. До вершин Эльбруса, казалось было рукой подать: всего-то около полутора километров.
Вдруг послышался зовущий к себе голос моего сына. Парнишка склонился над углублением в снегу возле каменистого выступа. Когда он выпрямился, все увидели на шершавой ребячьей ладошке красное пятнышко. Да это же «божья коровка!» Как в царство вечных снегов и холода попало это солнечное насекомое? Мы по привычке оборачиваемся за разъяснением к своему инструктору. Георгий от альпинистов слышал, что здесь порою встречаются птицы и даже бабочки.  Наверное, их сюда заносит порывами ветра. Георгий машинально смотрит на часы. Да, как не манит  к себе Эльбрус, да еще в такой тихий солнечный день, но пора на базу: время работы канатки поджимает.  Он командует:
— Всем вниз!
Что тут началось!  Только что стоявшие притихшими и завороженными от прикосновения к седой красоте Кавказа люди вмиг преобразились. Разные по возрасту и характеру, мы с шумом и смехом, словно дети, барахтаясь в снегу, стали скатываться по склону, обвязав сзади себя ветровками. Колючие льдинки и снег забивались в рукава, в обувь, за шиворот, но никому не было холодно.

эльбрус

Эльбрус, 1984г. Станция «Мир».

Возвращение
Потом, в кабинке маятниковой канатной дороги, мы горячо обсуждали свое «восхождение» на Эльбрус. Снова рассматривали значки, которые  получили в «Приюте одиннадцати», — их дают только тем, кто  осуществил подъем на высоту 4200 метров. Лица у всех были радостными и слегка подзагоревшими от горного солнца. Вершины гор, только что бывшие с нами вровень и даже ниже нас, неумолимо поднимались перед нашими глазами вверх. Кабина плавно скользила к зеленеющей внизу поляне, где находилась приютившая нас на несколько незабываемых дней гостиница  «Азау».
Там, посреди цветущего многотравия, Стас тихо опустился возле источающего тонкий аромат куста рододендрона. Он не спеша разжал пальцы и бережно посадил на бело-розовый цветок свою «божью коровку». Гомонила неподалеку горная река Азау. В вершинах растущих рядом сосен был слышен свист птиц. Нам не верилось, что всего лишь несколько минут назад вместо лета у нас перед глазами была седая зима. Солнечное насекомое на миг замерло, затем резко взлетело и устремилось к растущим рядом нестареющим горным цветкам, где алели такие же, как она, «божьи коровки». Вернулась к подружкам наша путешественница, пора и нам домой.
Ах, как не хотелось покидать Ошхамахо — так кабардинцы называют Эльбрус. В переводе на русский — это «Гора Счастья». И они недалеки от истины. Всем, кто побывал здесь, Эльбрус подарил  счастье от приобщения к прекрасному, добавив к тому же изрядную порцию здоровья.  Воздух тут можно пить глотками, как самый дорогой и редкий напиток. Здесь находятся кладовые добра и здоровья, открытые для всех, кому дороги Жизнь и Природа.
Прав был Владимир Высоцкий,  сказав: «Лучше гор могут быть только горы…»


Наталья Кравцова

Похожие записи