Вы здесь
Екатерина Балышева решила стать медсестрой, помогая раненым бойцам История в лицах 

Екатерина Балышева решила стать медсестрой, помогая раненым бойцам

Поделиться в социальных сетях

В амбулатории №1 поселка Петровка после окончания Шахтинского медучилища много лет проработали Екатерина Лазаревна Балышева и Нина Афанасьевна Зубцова.

Коллеги и пациенты уважали их за добросовестный труд, отзывчивость и не догадывались о том, какие испытания им, тогда еще детям, пришлось пережить в годы войны.

Юные партизаны

Толстый немец вдруг появился на тропинке. Ткнув пальцем в грудь мальчишке, грозно произнес: «Партизан?» Десятилетний Валентин и семилетняя Катя обомлели от страха. Хорошо, что успели отнести узелок с едой на указанное матерью место в дальнем ельнике. Не впервые им поручали это делать. Катя незаметно дернула брата за руку, тихо сказав: «Бежим!» Ребята кубарем скатились в овражек. Испуганные, они вскоре добрались до своего дома, стоящего на окраине их села. Услышав вновь голоса фашистов, спрятались в кустах. Но любопытство взяло верх, и они выглянули из-за пригорка. Послышались выстрелы. Под бугром на дороге замертво упали двое односельчан. В селе Никольском Курской области враги убивали людей, жгли дома. На улицу выгнали и семейство Богдановых. Фекла с тремя детьми ютилась поначалу в сарайчике, потом в подвале дома. От холода, голода и болезней вскоре умер маленький братишка Сашенька. Катя тоже тяжело заболела. Ей удалось выжить. Но только навсегда она ослепла на один глаз.

Медсестра  Екатерина Лазаревна Балышева работала в амбулатории №1 поселка Петровка.

А как радостно встречали в селе  части наступающей Красной армии! Наконец-то пришло освобождение от врага. Раненым бойцам с готовностью помогали в своем доме мать с детьми. Катя уже тогда решила, что будет медсестрой. Потом было восстановление разрушенного. Дети работали рядом со взрослыми. Было нелегко. И вдруг лихолетье вновь напомнило о себе в конце 40-х годов.

Эхо войны

В один их летних дней Катя, Виталий и другие ребятишки, выполнив порученное им взрослыми дело, решили освежиться в речке. Подбежав к ее обрывистому берегу, позвали с собой мальчишку, косившего траву на пригорке. Тот махнул рукой: мол, сделаю свою работу и прибегу к вам. Ребята быстро спустились вниз. Вдруг позади них прогремел взрыв. Комья земли посыпались на головы. В наступившей тишине раздался горем рвущийся крик. С осторожностью дети поднялись на бугор. На коленях стояла женщина и в кровь искусанными губами повторяла одни и те же слова: «Потеряла тебя, Матвейка, во второй раз потеряла».

Позже Катя узнала, что вот на этой самой лужайке та обронила внука при налете вражеской авиации. Случилось это так. Едва заслышав гул и выхватив сонного Матвейку из кроватки, она наспех завернула его в одеяло и побежала к реке. Переведя дух в маленькой пещерке, откуда бралась глина для села, с ужасом обнаружила, что внука нет. Закричав, бросилась наверх. Двухлетний малыш сидел и смотрел вслед удаляющимся самолетам. И вот спустя почти десять лет Матвейка своей небольшой косой, сделанной для него дедом, задел неразорвавшийся снаряд. Война вновь напомнила о себе страшной трагедией, забрав еще одну жизнь – жизнь ни в чем не повинного ребенка.

Страшные сны

Медсестра  Нина Афанасьевна Зубцова работала в амбулатории №1 поселка Петровка.

Нина Афанасьевна Зубцова, вздрогнув во сне, проснулась. За окном пели птицы. Солнце поднялось над горизонтом, предвещая хороший день. А сердце пожилой женщины учащенно и тревожно билось. Она увидела только что себя во сне. «Мама, мамочка!» - кричала, стоя на скамеечке возле окна, маленькая Нина. Позади плакали ее братья и сестры. А во дворе на их глазах фашисты зверски избивали мать. Бросив полубесчувственную свою жертву и злобно ругаясь, они ушли вместе с предателем,  выдавшим Елизавету Проскурину за связь с партизанами. Дети кинулись помогать матери. Кое-как та смогла переступить порог своего дома. А к утру ее не стало.

Вскоре враги выгнали сирот на улицу. Ребята  возрастом от двух до семнадцати  лет вырыли себе землянку под бугром в конце огорода. Лихолетье им переживать пришлось ой как нелегко. Не все выжили. А когда пришло долгожданное освобождение от врага, жители села Пушкино Брянской области  радовались и всячески помогали бойцам Красной армии. Вскоре детей семейства Проскуриных определили в разные детские дома, где они также помогали взрослым восстанавливать разрушенное войной. Через несколько лет за Ниной приехала ее тетя и увезла худенькую (в чем только душа теплилась?) девочку к себе домой,  в Новошахтинск. Там Нина окончила школу, а затем -  Шахтинское медучилище. Стала работать в поселке  Петровка. Добрые люди всегда окружали эту отзывчивую женщину. 63 года прожила Нина Афанасьевна со своим любимым мужем. Недавно Ивана Александровича Зубцова не стало. Дочка, внучки и правнучка окружают сейчас заботой и вниманием эту по-прежнему красивую женщину, которой нет- нет да и приснится война, рано лишившая ее родителей и детства.

За кусочек колбасы – расстрел

Тяжелые воспоминания о детских годах и у Раисы Петровны Ляховой, проработавшей много лет медсестрой в призывной комиссии Шахтинского горвоенкомата. Ей было пять  лет, когда в один из дней за окном их хатки послышался грохот. Большие машины, подмяв заборы, въезжали на их подворье. Послышалась чужая гортанная речь. Нахально ввалившись в домишко, немцы указали на маленькую комнатку, показав жестами, что мать с детьми будут жить здесь. В  хуторе Виноградном Усть-Донецкого района наступили тяжелые дни. Фашисты глумились над жителями, забирали у них скот и птицу, угоняли молодых в Германию.

Однажды   поселившиеся у Ляховых немцы  куда-то ушли. Восьмилетний Витя, братишка Раи, осторожно вошел в комнату, где те жили. Пахло вкусным. Голодный мальчишка не удержался и взял со стала кусочек колбасы. За этим занятием и застал его фашист. Схватив мальца за шиворот, поставил того к стене и навел дуло пистолета, грозно крича. Витя зажмурился, ожидая выстрела. Но тут вошел второй немец и, что-то крикнув, вытолкнул мальчишку за дверь. Виктор опрометью бросился во двор и, спрятавшись за сарай, разрыдался.

Помнится Раисе Петровне и то, как она оказалась на дороге угрюмого немца, помешав тому куда-то быстро идти. Фашист схватил пятилетнюю девочку и, войдя в комнату, где топилась печь, сунул голову ребенка в поддувало. Вбежавшая мать упала на колени. Протянув руки к мучителю дочки, молила того о пощаде. Пожилой немец, зашедший в комнату вслед за Марией, оттолкнул напарника. Мать стремглав бросилась в свою комнатку, крепко держа на руках ребенка. Успокоила Раю, как могла, умыла ее и убрала клок поврежденных волос. Ранка от ожога потом еще долго не заживала.

Такими были детские годы жительницы нашего города Раисы Петровны Ляховой. О них - по-прежнему тяжелые воспоминания,  как и о войне, забравшей у нее с братом жизнь отца и принесшей всем много горя.


Н. Кравцова

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться в социальных сетях

Похожие записи

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о